Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Перспективы

Новая балерина

"Консерватория" - полная противоположность грустному ряду балетов после "Бельмана". Личная победа при повторной постановке, решение покончить с амплуа танцовщика привели к тому, что он чувствовал себя более раскрепощенным в хореографическом творчестве, правда не в разработке сюжета балета, который здесь явно апеллирует к современному вкусу. Бурнонвиль принялся за разрешение новых задач с особым волнением. На тринадцатом представлении "Старых воспоминаний" 21 февраля 1849 года публика, как уже говорилось, освистала Августу Нильсен. Бурнонвилю пришлось распрощаться с одной из двух актрис, которых он намечал на роли в новом балете. Именно в эти годы Бурнонвиль отдавал предпочтение балетам с двумя "интересными" женскими ролями, чтобы не рисковать повторением скандала 1841 года. В середине апреля дирекция разрешила второй его балерине - Каролине Фьельстед - отпуск для поездки в Стокгольм и Париж. Не приписывая Бурнонвилю никаких дурных мыслей, мы понимаем, что эта ситуация его устраивала: и Августа Нильсен, и Каролина Фьельстед - обе имели влиятельных друзей. И балетмейстеру всегда грозила опасность поссориться с кем-нибудь из них.

Случайно обстоятельства сложились так, что интерес и даже симпатии к новому представлению могли возникнуть уже потому, что в нем должны были появиться новые "имена". Одно из этих "имен" принадлежало Паулине Функ. К тому времени двадцатитрехлетняя балерина уже исполнила много сложных танцевальных партий, начиная с первого исполнения па-де-сенк (сие) в "Неаполе", и справедливости ради ей следовало дать большую роль. К тому же ее отец, солист Пауль Функ, скончался, когда дочери было одиннадцать лет. Если бы в "Консерватории" была даже одна главная женская роль, Бурнонвиль морально обязан был дать ее Паулине.

А теперь, когда помимо его воли возникла необходимость найти солисток для обеих главных партий, в выборе он был свободен.

В течение ряда лет Бурнонвиль давал уроки Прайсам - детям артистической семьи, державшей, как уже говорилось, увеселительный театр на Вестербро, где артисты разыгрывали пантомимы, танцевали, ходили по проволоке и исполняли почти цирковые номера. Театр на Вестербро находился около копенгагенской крепости, и его посещали простой народ, буржуазия, художники. Здесь получила свое дальнейшее развитие итальянская пантомима, завоевавшая постоянное место в датском театре с той поры, как итальянец Александр Касорти прибыл в страну. Зимой и труппа, и семья Прайс перебирались в первый частный театр города - "Казино". Это было как раз в то время, когда юные Прайсы стали учениками Бурнонвиля. Хотя балетмейстер, как уже упоминалось ранее, сделал серьезное предупреждение фру Прайс касательно будущего ее детей, он оказывал большую помощь семье в получении зимних ангажементов.

Театр "Казино" открылся 21 февраля 1847 года выступлением оркестра Лумбю и пантомимой в исполнении семьи Прайс. "Королевские" артисты, гордые своей принадлежностью к элите сословия, и Хейберг были против нового конкурента. Против Бурнонвиля. Тот же всячески поддерживал и "Казино", и юных членов семьи Прайс, для которых компоновал танцы и дивертисменты. По-видимому, хореография Августа Бурнонвиля впервые демонстрировалась в разных странах Европы, и в первую очередь в России, именно во время частых гастролей семьи Прайс. В их нотных архивах много известных композиций Бурнонвиля, в том числе дивертисмент второго акта "Сильфиды".

Бурнонвиль, несомненно, поставил вопрос о молодых Прайсах во время переговоров по поводу нового контракта. В дневнике говорится, что они, в особенности Джульетта, должны пройти экзамен и получить дебют по тому же образцу, какой нам известен из истории экзамена Бурнонвиля в парижской Опере. Но дело приняло менее драматический поворот: примерно через месяц Бурнонвиль подписал новый контракт с Королевским театром, а 13 апреля 1848 года Прайсы были приняты в театр.

"...в данных обстоятельствах, когда, как уже было сказано, две балерины театра ушли и речь могла идти только о Паулине Функ, путь для Бурнонвиля был открыт: вторая главная женская роль в "Консерватории" была предоставлена вновь принятой артистке - девочке Джульетте Прайс"*.

* (Vesterbros Morskabsteater's nodearkiv, Det musikhistoriske Museum, København.)

Через девять дней после успешной премьеры "Консерватории" Бурнонвиль создал новую композицию для Джульетты, Софи и Амалии Прайс. Это был его личный ответ на "Па-де-катр" - сенсационный балет Жюля Перро, поставленный им для четырех блиставших в то время в Европе балерин, в том числе и для Люсиль Гран. "Его" ученицы Люсиль Гран. В результате смешения самых противоречивых чувств Бурнонвилем и был создан наизнаменитейший в Дании романтический дивертисмент "Па-де-труа кузин". Премьера состоялась в "Казино" (15) мая 1849 года. Дивертисмент увековечен на прекрасной датской литографии.

1848 год - это конец первого периода балетмейстерства Бурнонвиля и начало действия его второго контракта.

В 1848 году у Бурнонвиля появляется балерина, получившая ангажемент по праву таланта, а не по старым цеховым правилам. Человек театра, Бурнонвиль вряд ли мог желать лучшего развития сюжета.

1848 год стал значительной вехой и в истории Дании, и в общественной жизни других европейских стран.

Демократические тенденции того времени сказались и на театре, где работал Бурнонвиль, - он переходит из ведения королевской канцелярии в ранг государственного учреждения. Это произошло 23 июля 1848 года. Но буржуазная система отношений оказывала все большее влияние на театр, включив его в сферу предпринимательства. В этом плане статус "бесприбыльного" учреждения, существовавший при абсолютизме, являлся для Августа Бурнонвиля меньшим злом. Теперь Королевский театр возглавило руководство, назначенное государством: писатель Йохан Людвиг Хейберг и начальник канцелярии министерства финансов Арнесен. Первым мероприятием, которое они провели, стало увольнение с поста режиссера Нильсена, крупного актера и интригана, и с поста режиссера оперы Августа Бурнонвиля. Вместо них был назначен актер Шнейдер, через четыре года уже выведенный на пенсию, и Томас Оверскоу - горячо поддерживавший семью Хейбергов.

Бурнонвиль всегда находился в очень сложных отношениях с начальством. В своих мемуарах он описывает больше "гуманных" начальников, чем их встречается в переписке между балетмейстером и руководством. Одного из новых шефов он считал врагом. Под начальством другого - Йохана Людвига Хейберга - находиться вообще не хотел. Трения начались через неделю после новых назначений: "Очень неприятная переписка с новым директором г-ном Хейбергом"*. В конце концов Бурнонвиль не пожелал возобновить контракт после истечения его срока. Он уехал в Вену.

* (Journal, 6 august 1849.)

Конечно, причины этого решения Бурнонвиля не так уж просты. И самые глубокие из них не были связаны с директорством Хейберга, хотя и он, и его жена Йоханне Луиза проводили в отношении балетмейстера сознательно враждебную тактику. Писателя и хореографа разделял сам принцип отношения к театру. Хейберг был вполне удовлетворен уже осуществленными переменами, а Бурнонвиль постоянно стремился к постановке и решению новых задач. По-разному они относились также и к людям.

Знаменательно, что после кончины Хейберга его именем были названы улица на Гаммельхольме и особая модель фарфоровой лампы. А когда к столетию со дня рождения Бурнонвиля муниципалитет города Копенгагена предложил установить мемориальную доску на доме, где тот жил в детстве, консервативный бургомистр не принял этот проект*.

* (В октябре 1979 г. в Копенгагенском муниципалитете отклонено предложение об установлении мемориальной доски в связи со 100-летием со дня смерти Авг. Бурнонвиля. Предложение было выдвинуто лидером коммунистической группы Йеппе Странге и отклонено консервативным бургомистром Небелонгом. Это дело вызвало такую бурную реакцию, что частное объединение, Датский балетный клуб, оплатило мемориальную доску.)

Разницу в отношении к театру Хейберга и Бурнонвиля последний пытался объяснить лишь года два спустя. В то время у балетмейстера появился новый друг - молодой талантливый актер и театральный критик Фредерик Хэдт*. Бурнонвиль писал о дебюте Хэдта, ставшем эпохой в датском театре:

* (Хэдт Фредерик (1820-1885) - датский артист и режиссер; реформатор датского театра.)

"Присутствовал на спектакле "Гамлет", в роли которого впервые выступил Хэдт... Его толкование роли великолепно, оно свидетельствует о таланте, это огромное приобретение для театра".

Через пять дней: ""Гамлет", второе выступление Хэдта. Великолепно. Моя семья присутствовала в театре". В то время они уже были друзьями. Через две недели: "Хэдт читает корректуру моего сочинения"*.

* (Journal, 14, 19 og 27 november 1851.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru