Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Летние работы в Скандинавии

Танец, поставленный для Шарлотты Нордберг, был частью большой работы Бурнонвиля по подготовке более или менее крупных гастролей, характерной для целого десятилетия. Идея гастролей принадлежала Христиану Иогансону. Он учился в Копенгагене в 1836 году*, где не только запомнил "Pas de la vestale", но выучил дуэт и па-де-труа, которые Бурнонвиль создал специально для Иогансона, Люсиль Гран и Каролины Фьельстед. 20 сентября был сделан набросок композиции, а завершена она была за три репетиции. Это одно из свидетельств того, как легко Бурнонвиль создавал бессюжетные танцы в академическом стиле. Бурнонвиль питал к Христиану такое большое доверие, что через два года разрешил ему постановку в Стокгольме "Солдата и крестьянина". 2-19 июня 1839 года была осуществлена первая гастроль в Стокгольме, завершившаяся концертной программой в Гётеборге. Бурнонвиль привез трех датских артистов: Фердинанда Хоппе, Каролину Фьельстед и Августу Нильсен. Они исполняли фрагменты из балетов "Тирольцы", "Сильфида", "Остров фантазии" и весь балет "Сомнамбула".

* (Обучение X. Иогансона продолжалось два года. - Прим. авт.)

Во время гастролей завязалась дружба Бурнонвиля со многими видными шведскими деятелями культуры, сохранившаяся до конца его жизни. Правда, и здесь было странное исключение: с одним из друзей, крупным писателем Юнасом Лове Альмквистом*, Бурнонвиль, по-видимому, порвал все связи и уничтожил полученные от него письма после обвинения его властями и бегства из Швеции. Самой яркой знаменитостью среди новых друзей была певица Женни Линд. Бурнонвиль пригласил ее в Копенгаген. В его доме с Линд, которую называли "соловьем", познакомился Андерсен. Забавен рассказ Бурнонвиля о встрече со шведским "скальдом" Тегнером**, увенчавшим в Лунде лавровым венком Адама Эленшлегера:

* (Альмквист Карл Юнас Лове (1793-1866) - шведский писатель, автор социально-критических и реалистических произведений.)

** (Тегнер Эсайас (1782-1846) - шведский поэт-романтик. Центральная поэма шведского романтизма - его "Сага о Фритьофе" (1819-1825), основана на древнеисландской саге, проникнута демократизмом и свободолюбием. До занятий поэзией был епископом.)

"Я не раз встречался с автором "Саги о Фритьофе" знаменитым поэтом Эсайасом Тегнером, но, к сожалению, эти встречи были малоинтересны, поскольку его преосвященство вел чрезвычайно легкомысленные разговоры и, по-видимому, очень любил заглядывать в бокал"*.

* (Bournonville Aug., Reiseminder, s. 19.)

Следовало бы ожидать другое распределение ролей при встрече епископа и балетмейстера.

В 1840 году состоялась еще одна гастрольная поездка - в Осло, где все прошло прекрасно благодаря огромной помощи, оказанной Бурнонвилю и балерине Каролине Фьельстед норвежскими актерами. Исполнялись не только миниатюры, но и балеты "Сомнамбула" и "Солдат и крестьянин". "Все шло удивительно хорошо: хореография и драматическое искусство по-братски протянули друг другу руки".

Естественно, что следующей весной никаких турне не было - Бурнонвиль находился в долгой и несамовольной заграничной поездке.

Но уже в 1843 году Бурнонвиль делает новую попытку гастролей. Самую тщеславную и принесшую ему, увы, наименьшую практическую и экономическую пользу. На этот раз речь шла о шестинедельном турне в Гамбург. Поскольку ни на одну из его ведущих балерин - Фьельстед и Нильсен - он не мог рассчитывать, была приглашена французская танцовщица Мария Якоб. Репертуар включал в себя балеты "Неаполь", "Тореадор" и "Сомнамбула", кроме того, исполнялись танцы из оперы "Бог и баядерка" и ряд миниатюр: па-де-де, "Военная полька" и Кастильяна, испанское соло. Это было событие, к которому не могли остаться равнодушными ни публика, ни пресса. Гамбург был первым иностранным городом на Европейском континенте, где исполнялись балеты Бурнонвиля. Даже сто сорок лет спустя для нас представляет интерес тогдашняя реакция немецких газет.

После нескольких критических замечаний в адрес местной публики, которая обладает минимальным знанием балета, и рассуждений о том, что этот род искусства легче понимают южане, следуют слова утешения: каждый человек может научиться ценить его, если, с одной стороны, отбросит предрассудки, но с другой - не будет ждать "красивых или гротесковых движений ног", а уж тем более таких, которые действуют "на низкую чувственность". Тогда "нам, северянам, не сможет повредить знакомство с этими хитроумно скомпонованными и прекрасно исполненными балетами". К этой категории газета относит "Неаполь": "Мы не хотим рассказывать содержание, только отметим, что этот балет благодаря быстрым сменам картин, каждая из которых привносит нечто новое и которые вместе рождают впечатление целого, и благодаря разумно рассчитанным эффектам с начала до конца держит зрителя в напряжении". "А теперь о деталях. Г-н Бурнонвиль и мадемуазель Мария исполняли главные роли. Г-н Бурнонвиль, может быть, не принадлежит к тем танцорам, которые поражают так называемыми tours de force, но он приятный танцор, обладающий хорошей школой, всегда уверенный, с легкими движениями, выразительной мимикой. В сцене после спасения из моря он предстает поистине драматическим, художником". Так же положительно пишет газета и о Марии.

"Заслуживают похвалы и другие танцовщики. Редко за пределами Италии мы видели тарантеллу, исполняемую с таким огнем, с таким блеском. Сцена на площади в первом акте передана так естественно и правдиво, так весело, что мы громко хохотали. Паскарильо (Хоппензах) поет мастерски, а сцена драки между ним и Карлино (Страмбу-младший), в которой принимает участие вся молодежь, взята из самой жизни"*.

* (Hamburger neue Zeirung. Nr. 178, 1843.)

В художественном отношении гастроль удалась, дирекция просила Бурнонвиля приехать на следующее лето и в будущие годы. Но балетмейстер, вынужденный взять на себя и обязанности импресарио и антрепренера, с ними не справился и даже понес убытки (правда, меньшие, чем папаша Амабль в Лионе). Сам Август Бурнонвиль упоминает, что потерял на тех гастролях 1200 ригсдалеров, то есть половину годичного жалованья.

Затем он отправился в Швецию и Норвегию. В Стокгольме Бурнонвиль был в 1847, 1857 и 1858 годах и показал там большое количество балетов, после чего "Сильфида" еще долго держалась в репертуаре театра. "Неаполь" там не ставился совсем.

Второе турне Бурнонвиля в Норвегию состоялось в 1853 году и имело большое значение для его дальнейшего творчества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru