Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Оригинальная попытка

Вот после такого "праздничного" начала нового ангажемента Бурнонвиль взял летний отпуск и женился. Он использовал время на обдумывание своего будущего. В разгаре лета, то есть где-то в конце июля, он уже сдал текст своего следующего балета. Как и в большинстве программ Бурнонвиля, в этой имеется предисловие. Сегодня оно воспринимается как необычный диалог с публикой, возвращающий потомков в атмосферу премьеры. Новый мимический балет в двух актах назывался "Пажи герцога Вандомского". Бурнонвиль пишет:

"...этот балет и "Сомнамбула" - оба принадлежат Омеру (великолепному художнику и моему особому покровителю)". "Единственная заслуга, которую я осмеливаюсь приписать себе, заключается в том, что эти работы были благосклонно приняты, и в том, что я понял автора и без иной помощи, кроме своей фантазии, подобрал исполнителей для ролей, которые были сочинены для больших артистов... Наконец, я надеюсь, что покровители, верящие в мой талант настолько, что признают за мной право на самостоятельную разработку темы, не будут сетовать на мою скромность. Будучи молодым человеком, я предлагаю театру репертуар из лучших французских балетов до тех пор, пока мое собственное творчество не достигнет необходимой зрелости".

В своем предисловии к программе Бурнонвиль не играет в наивную скромность. Его слова нужно понимать буквально, как и все высказывания в остальных пятидесяти печатных изданиях, вышедших в связи с премьерами балетов. Большинство балетмейстеров относились и относятся к задаче написания этих введений в программы более равнодушно, отдавая их на откуп литературному отделу театра или кому-либо из "пишущих" друзей.

Печатные программы Бурнонвиля - заметное явление в балетной литературе. В них он отчитывается и защищается. Отчитывается молодой человек, находящийся на пути в мир большого искусства. Форма отчета свидетельствует о тяге автора к правдивости. Бурнонвиль идет на это. Художник апеллирует к девяти музам, и каждый зритель, купивший маленький буклет, тем самым получал билет на удивительный симпозиум на горе Олимп.

Слова "пока мое собственное творчество не достигнет необходимой зрелости" не галантная фраза, хотя и противоречат тому образу художника, какой несколько лет спустя появился перед читателем мемуаров Бурнонвиля. Он взвесил: как я изучаю ремесло балетмейстера? И отвечает: работая над произведениями, которые произвели впечатление на меня и на других.

Четыре балета парижской Оперы шли на ее сцене свыше ста раз за период 1820-1830 годов. Из этого списка Бурнонвиль выбирает "Сомнамбулу" (120 представлений в Париже, 126 - в Копенгагене), "Пажей герцога Вандомского" (126 - в Париже, 9 - в Копенгагене). От балета Блаша "Марс и Венера" (1826), превзойденного по популярности за весь романтический период балета в Опере только "Сильфидой", "Жизелью" и "Коппелией", Бурнонвиль отказался, по-видимому, по чисто техническим причинам. Инсценировка "Золушки" за всю долгую творческую жизнь Бурнонвиля вообще никогда им не упоминалась. Обе избранные им постановки были основаны на оригиналах Омера. Третьим французским балетом, отобранным Бурнонвилем в репертуар, было произведение Гарделя "Поль и Виргиния". За исключением "Сомнамбулы", ни один из названных балетов не имел устойчивого успеха в Копенгагене. Бурнонвиль, собственно, на это и не надеялся. Он был вынужден строить репертуар, исходя из уровня труппы.

Все три балета, избранные Бурнонвилем, объединяет один сюжетный мотив: в них действуют герои из реальной жизни, поставленные авторами в драматические условия, где обязательными являются двусмысленные ночные похождения. Постановщик оказался недостаточно ловок именно в этом отношении: "Частично вина заключается в моей собственной неопытности, поскольку я не догадался, что интерес публики к "Пажам" вызывается главным образом ногами двенадцати молодых, одетых пажами танцовщиц. Пажи - мужчины! Как я мог быть таким глупым!"*.

* (Bournonville Aug., Mit Theaterliv, s. 113.)

В том же сезоне состоялась премьера балета "Свадьба Виктора". В противоположность "Пажам герцога Вандомского" и "Полю и Виргинии" новый балет оказался, говоря современным языком, кассовым спектаклем. "Свадьба Виктора" - необычное явление в хореографии. Это балет-фельетон, продолжение сюжета, начатого в "Солдате и крестьянине": в день свадьбы Виктора призывают защищать отчизну.

В дальнейшем Бурнонвиль, несмотря на ряд предложений, не брался восстанавливать эти балеты. Но они играют, пожалуй, немалую роль для понимания Бурнонвиля-художника, ибо он решился сказать: "В минуту восторга я сделал мои первые оригинальные попытки, которые, в сущности, являлись не чем иным, как частью описания моей собственной жизни". Так характеризуют начало своей деятельности многие писатели, но не авторы балетов. Среди более поздних скандинавских хореографов только Биргит Кульберг и Флемминг Флиндт* могли так охарактеризовать некоторые из своих произведений.

* (Флиндт Флемминг (р. 1936) - датский артист и балетмейстер. Руководил Королевским датским балетом в 1966-1978 гг. Восстановил в репертуаре театра балеты Августа Бурнонвиля - "Ярмарка в Брюгге", "Сильфида".)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru