Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Что такое современный вокал? (Е. Бурлина)

Ее Кармен

Бесконечно разная: голосом, жестом, настроением. Ни в какой степени не роковая губительница, не экзотическая цыганка, не из причуд соткана, не из своеволия, не из капризов. Она умна и сознает свою исключительность. В чем-то обыкновенна, как обычная жизнь, которая ее окружает. В иные моменты полна такой кристальности духа, такой воли, что высоко возносится надо всеми, кто ее окружает.

О том, как Лариса Тедтоева поет Кармен, говорят по-разному. Есть авторитетные музыканты, считающие, что певица сделала партию в высшей степени оригинально и неповторимо. Есть знатоки, заверяющие, что Тедтоева в этой роли чересчур обыденна, не похожа на сложившуюся в сознании Кармен и к ней надо привыкнуть.

Тедтоева - Кармен заслужила и честь высоких похвал, и уровень серьезных размышлений.

Вот ее первое появление. Хабанера, поданная певицей с необычным достоинством и значительностью. Она поет хабанеру очень светлым звуком, чуть медленнее, чем принято, придавая танцевальной музыкальной стихии толику торжественности. И убеждает. Она как бы выводит хабанеру из сочного, обыденного испанского колорита, немного отстраняется от него. И завораживает. Ее Кармен бесконечно верит во властительную силу любви. В то, что настоящая любовь, как вспышка молнии, как свет падающей звезды, осветит жизнь человека. И никакие разочарования, никакие пустые встречи не развенчают эту веру в сознании Кармен.

Во всем, что будет после хабанеры, когда она обольщает Хозе, кокетничает с солдатами, покрикивает на контрабандистов, Кармен Тедтоевой уже не потеряет свою незаурядность, свою чуть суровую и строгую поэтичность, заявленную в хабанере. Эта властная цыганка, способная в гневе на резкий некрасивый жест или возглас, видит такие тайны жизни, которые прочим недоступны. По-своему она философ любви и смерти, но не отстраненный от своих товарищей по контрабандистскому промыслу, от подруг по табачной фабрике. Она еще и вожак, повелительно ведущий за собой стаю.

На такой же высокий уровень душевного величия и проницательности она еще раз поднимется в сцене гадания. Но здесь Кармен открывает уже не законы жизни, а неизбежность смерти. Хабанера была символом веры в любовь, гадание - горькое и гордое сознание фатальности смерти.

Постановочно сцена гадания в куйбышевском спектакле - одна из самых удачно найденных (дирижер А. Говоров, режиссер З. Цаликова). По разным концам сцены разведены Кармен и две другие цыганки, Фраскита и Мерседес. Их гадание - игра и баловство, ее - заглядывание в бездну.

Нигде Кармен не одинока так, как в этой сцене. Для нее непреложны свободная воля любви, жестокая неприязнь к компромиссу, упрямое искание близкого человека. И вдруг она открывает, что за веру и бескомпромиссность надо платить, может статься, жизнью. А если отступиться? Нет! Погрузившись в страшное предчувствие, Кармен решает для себя окончательно: пусть смерть, но не мезальянс, пусть гибель, но не потеря веры в то, что жизнь ее еще осветится необычайной, единственной любовью.

Хабанера - кредо жизни, гадание - кредо смерти. Те условия, на которых она готова принять смерть. Хабанера и гадание - важнейшие драматургические опоры, на которых Тедтоева строит образ Кармен, отсюда она идет к тому, любила ли Кармен Хозе.

Любила, поверила в него. А потом поняла, что это - другой. Не Он. Так уж было с ней не раз. Но будет и по-другому.

Будь Кармен помельче душою, она бы смирилась. Или начала бы выискивать недочеты Хозе, торопливо обвиняя его в трусости и глупости. Но отмеченная высоким духом Кармен Тедтоевой знает, что просто он - другой. И только потому гонит его, бежит сама прочь. Непреложность того, от чего ей не отступиться, звучит в ее словах: "...Нам не по пути с тобой".

Такова Кармен Ларисы Тедтоевой: простолюдинка и созерцательница, у всех на виду и всегда одинокая, полная любовного жара и жесткой, холодной способности обрезать любой компромисс. Обыкновенная женщина и избранница.

В ее Кармен незауряден не только общий психологический рисунок, но и филигранно отработаны мельчайшие детали. С большой творческой фантазией исследует певица каждый штрих, каждую ноту в тексте Бизе, открывая бездну светотени, динамической игры.

И это, разумеется, не только в главных сценах. Вот далеко не самая ключевая: объяснение с Цунигой.

Первую фразу "Траля-ля-ля, режь меня, жги меня..." певица начинает чуть небрежно, как бы пританцовывая, четко выделяя ритмический рисунок, светло, насмешливо, игриво. Вторая фраза "Траля-ля-ля, это тайна моя" поется грудным, сочным звуком. Здесь уже другая Кармен, с которой страшновато, задавать вопросы которой опасно. Третья фраза "Я другого люблю..." вдруг оказывается сокровенным признанием, нечаянным взглядом, брошенным в запретное, в тьму страстей. Отсюда очень собранное, несколько даже напряженное звучание.

В трех фразах причудливая психологическая картина, риск, игра, открытие. А голос - то светлый, летящий, то мрачный, темный, подобный крику, то страстный, грудной, экзальтированный. Так же изменчив ее голос в хабанере, в сцене гадания.

А вот сегидилья.

В исполнении Тедтоевой это колдовство, ворожба. Кармен как будто гипнотизирует Хозе, полностью его подавляя, ломая его волю. Шаг за шагом. Взгляд за взглядом. И когда в финале сегидильи повторяются начальные строчки "Близ бастионов Севильи друг мой живет Лилья Пастья", это звучит как победный крик хищника, как возглас усталого победителя, которому досталась нелегкая, но окончательная победа. Хозе как воск в ее руках, он весь в ее власти.

А есть еще будни тяжкого и рискованного труда Кармен. Тедтоева играет свою героиню признанным лидером контрабандистов, которые не сделают ни шага без ее совета. Здесь она сметлива, точна, энергична. Как и во всех других случаях, эти качества героини актриса проявляет в самом пении, в его окраске и звукоизвлечении. Квинтет контрабандистов поется ритмически легко, подчеркнуто, остро, звуком, точно доносящим слово.

Если есть все основания говорить о незаурядном сценическом характере Тедтоевой - Кармен, то тем более ценна музыкальная содержательность в интерпретации партии. В самом ее пении бездна чувств.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru