Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кроме театра?.. Театр! (Л. Пландовская)

Когда долго работаешь в театре, когда привыкаешь к людям, дружишь со многими - от ведущих артистов до рабочих сцены и капельдинеров - бывает трудно взглянуть на них со стороны. И не потому, что ты их плохо знаешь, а как раз наоборот... Внутренний мир человека всегда тайна, приближаться к ней и раскрывать ее - интереснейшее, но и сложнейшее занятие, особенно если речь идет об актере. Поэтому сейчас, прежде чем писать о Викторе Черноморцеве, я подумала о ролях, в которых он воссоздавал чувства и мысли людей разных эпох и обществ.

На сцене, на глазах сотен людей, сотворять жизнь героя, представлять драму или даже трагедию человеческого сердца... Пропуская все через себя, через свою душу... Зная, что не ты первый в этой роли, что до тебя великие мастера сцены уже создавали образы этих героев...

Вспомнив об этом, я посмотрела на хорошо знакомого мне артиста как бы со стороны, задумалась о праздничном и в то же время изнурительно будничном труде оперного певца, о его жизненном пути, который у каждого свой, неповторимый.

В школьные годы у Виктора никогда не возникало желание петь, поэтому он не участвовал в художественной самодеятельности, а уроков пения в те годы в школе не было. Никто из родных и близких не предполагал, что жизнь Виктора может чем-то отличаться от судеб тысяч краснодарских мальчишек. Отец-летчик погиб, когда Виктору было четыре года. С раннего детства он помогал матери по хозяйству.

После окончания школы сразу поступил на завод измерительных приборов токарем. В армии служил в десантных войсках. С утра до вечера учения. Несмотря на крепкое здоровье, после отбоя валился с ног и спал как убитый до утренней побудки. На одном из учений подвернул ногу и попал в госпиталь. Тут судьба и распорядилась его будущим - ему посчастливилось посмотреть телепередачу о творчестве Федора Ивановича Шаляпина. Перед Виктором открылся фантастический мир искусства, мир чудес и перевоплощений. Подобно волшебнику из детской сказки, артист превращался то в Мефистофеля, то в Отелло, то в Ивана Сусанина. И уже не было артиста Шаляпина, а были не похожие один на другого люди, созданные великим и неповторимым актером и певцом.

В. Черноморцев - Князь Игорь. 'Князь Игорь
В. Черноморцев - Князь Игорь. 'Князь Игорь" А. Бородина

Так, образно говоря, "господин случай" пробудил в Черноморцеве тягу к неведомому. Все его мысли теперь были только о Шаляпине, покорившем его душу и сердце. Друзья помогли найти пластинки с оперным репертуаром Федора Ивановича, и теперь все свободное от учений время Виктор наслаждался его пением. Он был не одинок. Весь взвод, затаив дыхание, слушал одну арию за другой, пока дневальный, стоявший у входа в казарму, не подавал команду "отбой".

Но однажды дневальный прозевал, не потому что потерял бдительность, а просто растерялся, услышав голос, вторящий Шаляпину: это запел Виктор. У него давно нарастало желание спеть вместе с Шаляпиным. Его голос зазвучал сильно и свободно. Это была ария Ивана Сусанина.

Командир взвода делал обход и остановился, не замеченный, в дверях, не решаясь нарушить пение. Минут пять он изумленно слушал и наконец произнес с волнением: "Как вы можете!.."

В мгновение ока все солдаты оказались в койках. "Как вы могли,- продолжал командир, обращаясь к солдату Черноморцеву,- скрывать свой талант?" Он немедленно доложил о случившемся командованию. Решение было единодушным: Черноморцеву ехать в Харьковскую консерваторию. Комиссия прослушала Черноморцева и рекомендовала после армии учиться вокалу и сценическому искусству. Но Виктор всерьез не воспринял этот совет, так как пение для него было простым увлечением. Он считал, что для жизни нужна "настоящая работа". Поэтому, демобилизовавшись в 1969 году, он возвратился в Краснодар и поступил на работу шофером.

Но песня, давно созревавшая в его душе, теперь не давала покоя. И вот однажды, гуляя по улице, он запел русскую народную песню "Из-за острова на стрежень...". За ним выстроилось целое шествие слушателей. Его остановила пожилая женщина и сказала: "Вы, молодой человек, талант! Вам надо учиться". Она дала свой адрес и просила зайти на следующий день.

Ксения Владимировна Касацкая, бывшая певица Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова, около года занималась с Черноморцевым, готовя его к поступлению в консерваторию. Ее добрый совет и профессиональная помощь определили дальнейшую судьбу двадцатитрехлетнего юноши.

С волнением и трепетом шел Виктор по коридорам Московской консерватории имени П. И. Чайковского. Из класса слышались поющие голоса абитуриентов. Было страшно, а вдруг не примут?! Ведь он даже музыкального училища не кончал! Но когда на приемных экзаменах запел "Дывлюсь я на небо, тай думку гадаю...", потом "Родину" С. Туликова, решение комиссии было единогласным. Его зачислили в класс профессора Владимира Георгиевича Шушлина.

Однако по семейным обстоятельствам через два года он вынужден был прекратить учебу, возвратился в Краснодар и вновь стал работать шофером.

Но теперь уже невозможно было заглушить внутреннюю музыку души Виктора. Он продолжал заниматься совершенствованием музыкального образования под руководством Касацкой, не помышляя, правда, об артистической деятельности.

Летом 1973 года в их город приехал на гастроли Саратовский театр оперы и балета. Виктор пошел к художественному руководителю театра, его прослушали и... приняли солистом оперы! Его, человека, не имеющего профессиональной подготовки.

Ему предложили подготовить партии Жермона из "Травиаты" Дж. Верди и Валентина из "Фауста" Ш. Гуно. Однако дебютировать пришлось неожиданно (заболел артист) в сложной партии Сильвио в "Паяцах" Р. Леонкавалло. Дебют был успешным. Затем последовало еще более успешное выступление в партии Валентина.

Все выступления Черноморцева на сцене саратовского театра Касацкая детально разбирала и помогала устранять профессиональные недочеты.

Только начал Виктор входить во вкус театральной жизни, как в 1974 году получил приглашение в Куйбышевский театр оперы и балета.

Оперное искусство многопланово и требует от артиста целого комплекса внутренних и внешних качеств. Солист должен обладать не только красивым и сильным голосом, но и душой, придающей голосу интонационную эмоциональную окраску, соответствующую смыслу исполняемой мелодии. Певческие способности обязательно должны сочетаться с искусством перевоплощения. При этом артист должен обладать внешними данными, позволяющими исполнять разноплановые роли.

Все это есть у Черноморцева. Без преувеличения можно сказать, что он родился солистом оперы. Природа наделила его самобытностью в выражении своего духовного состояния и отношения к окружающему миру через создаваемые образы. Его сочный и мощный драматический баритон широкого диапазона, высокая музыкальность, привлекательная внешность, высокий рост сочетаются с душевностью, непосредственностью и эмоциональностью. Такой "букет" природных качеств артиста позволяет ему создавать жизненно достоверные, вокально и сценически впечатляющие образы героев драматического и лирического плана.

Все это помогло артисту в новом коллективе. "Я сразу пришелся ко двору",- вспоминает о первых годах работы в театре Черноморцев. Многие ведущие артисты, особенно Анатолий Пономаренко, Василий Навротский, Николай Коваленко, Виктор Капишников помогали новичку в освоении репертуара, в работе над ролями и, самое главное, всегда оказывали моральную поддержку.

А. Пономаренко - Грязной. П. Губская - Любаша. 'Царская невеста' Н. Римского-Корсакова
А. Пономаренко - Грязной. П. Губская - Любаша. 'Царская невеста' Н. Римского-Корсакова

Начав с небольших партий, молодой артист сразу проявил свои незаурядные способности, и ему были доверены ведущие роли всего репертуара театра. За Амо-насро ("Аида" Дж. Верди), первой партией, исполненной им в нашем театре и сразу же вызвавшей интерес у зрителей, последовали Онегин ("Евгений Онегин" П. Чайковского), князь Игорь ("Князь Игорь" А. Бородина), Грязной ("Царская невеста" Н. Римского-Кор-сакова), Жермон ("Травиата" Дж. Верди), Риголетто ("Риголетто" Дж. Верди), Краун ("Порги и Бесс" Д. Герщвина), Ивайло ("Ивайло" М. Големинова).

Свободно справился артист со сложной вокальной партией Григория Грязного, по-своему раскрыв образ человека, наделенного неограниченной властью, по натуре страстного, необузданного, для которого не существует никаких преград в достижении цели. Драматизм самоуничтожения Грязного, крах его помыслов, приведший к утрате физических и духовных сил, показан в последнем действии Черноморцевым очень эмоционально, с точной передачей психологической и физической надломленности героя. Вокально и сценически он сумел передать всю глубину и искренность чувств Грязного по отношению к Марфе. Красиво и напевно звучит его голос в сценах объяснения с Любашей, признания своих преступлений перед Марфой и страстной любви к ней.

Образ Грязного ярко иллюстрирует актерскую зрелость певца, способность перевоплощаться и входить в образ, эмоционально передавая все нюансы душевного состояния героя.

В театральной терминологии часто звучит это понятие - "войти в образ".

Одни входят в образ, строя модель поведения героя в своем воображении и проигрывая по этой модели все жизненные ситуации. Другие, и к ним относится Виктор Черноморцев, осуществляют перевоплощение, как говорят, подсознательно, то есть не осмысливая сам процесс перевоплощения. Так бывает у детей, когда они живут образами сказочных героев. Их глаза видят волшебников в дремучих лесах, хотя перед ними стоят куклы и бумажные елочки. Значит, для подсознательного перевоплощения нужно иметь детскую непосредственность, которой, на мой взгляд, и обладает Виктор Черноморцев.

Он рассказывает, что иногда так входит в свою роль, его так захлестывают чувства героя, которые становятся его чувствами, что он отключается от ощущений реальной жизни и живет на сцене в мире героя. На одном из первых представлений "Макбета", в картине, когда появляются видения людей, убитых Макбетом, Макбет-Черноморцев со словами "Уйдите прочь..." бросил в них табуретку, на которой сидел, с такой силой, что она вдребезги разлетелась, по счастливой случайности не затронув артистов.

А. Пономаренко - Риголетто. 'Риголетто' Дж. Верди
А. Пономаренко - Риголетто. 'Риголетто' Дж. Верди

Другой случай произошел с Черноморцевым в спектакле "Риголетто". В последнем акте в мешке с убитой дочерью Риголетто Джильдой он вдруг увидел лицо своей собственной дочери Лины, его охватил ужас, слезы брызнули из глаз, сердце сжалось, подкосились ноги... "В это мгновение,- рассказывает Виктор Михайлович,- я как бы очнулся от глубокого сна, видение лица моей дочери исчезло... Подобное у меня происходит, когда роль соответствует моим мыслям и чувствам, а музыка выражает переживания и героя, и мои собственные. Работа над ролью захватывает тебя, и где бы ты ни был, арии переполняют тебя всего: звучат и в голове, и в сердце, и ты ни на минуту не можешь остановить этот процесс".

В. Черноморцев - Риголетто. В. Бондарев - Герцог. 'Риголетто' Дж. Верди
В. Черноморцев - Риголетто. В. Бондарев - Герцог. 'Риголетто' Дж. Верди

Весь творческий процесс создания ролей протекает у Черноморцева и в театре, и в будничной суете. Ведь мастерская оперного артиста, не в пример мастерской художника, не имеет крыши и стен, потому что она в нем самом и там, где он в данный момент присутствует. Идет ли он в театр, стоит ли в буфетной очереди за бутербродом, играет ли с дочкой дома, он непрерывно работает. Ему нужно запомнить и спеть не только свою партию, но и знать партии партнеров, которые могут вплетаться в его арии и отзвуки, их он будет слышать. Он должен сценически знать все мизансцены, ведь он не только певец, но еще и лицедей, поэтому при работе над образом вокальная и сценическая основы оперы являются для него равнозначными.

Вся гамма природных дарований Черноморцева, его талант перевоплощения, умение и желание трудиться особенно ярко проявились при создании и исполнении партии Ивайло. Артист верно понял замысел автора - показать в Ивайло черты былинных героев.

Опера М. Големинова дает широкую героико-эпическую панораму народного восстания 1277 года болгарского народа против ига бояр-феодалов. Ивайло, человек сильной воли, беспримерной отваги, незаурядного ума, наделенный огромной физической силой, возглавил это восстание.

Черноморцев сумел точно передать не только все характерные особенности героя, но и специфику исторической обстановки. Болгарские зрители на спектакле в Стара-Загоре увидели в Черноморцеве своего национального героя, защитника свободы и независимости. Зал был похож на бушующее море, обрушивающее нескончаемые волны оваций на сцену, усыпанную яркими цветами. Счастливый и смущенный исполнитель роли Ивайло Черноморцев стоял вместе с артистами Куйбышевского (С. Чумаковой и П. Губской) и Старозагорского театров оперы и балета, а цветы все сыпались и сыпались к его ногам..

"Опера "Ивайло" была поставлена на сцене нашего театра впервые в нашей стране в 1979 году,- рассказывает дирижер театра В. Беляков.- Всю предварительную работу по музыке проводил я. Главная партия Ивайло очень нравилась Виктору Черноморцеву. Он как-то сразу интуитивно уяснил природу этого вожака, "крестьянского царя", как называли его болгары. Партия легла, как говорят, на натуру актера, и вышло все очень органично и естественно. К тому же Черноморцев придал ей свой размах и широту необыкновенную, народную".

Работа болгарского режиссера с Черноморцевым проходила энергично и стремительно, так как Георгий Петров сразу увидел, что образ народного вожака выходит достоверным и правдивым. Все перипетии событий, всю сюжетную линию, актер тонко чувствовал, поэтому на репетициях, проводимых Петровым, шло уточнение только по деталям. Так же легко с Черноморцевым работал и дирижер Димитров. Композитор Марин Големинов написал для Ивайло очень сложную ритмически и интонационно партию, поэтому артисту пришлось упорно и тщательно заниматься с дирижером, чтобы отшлифовать все имеющиеся "подводные вокальные рифы".

Не случайно болгарам понравился Ивайло-Черноморцев. Произошло счастливое, но закономерное совпадение характера героя и артиста. Широта души, доброта народного вожака близки натуре Черноморцева, поэтому зрители видят на сцене живого Ивайло с его идеалами, характером, привычками. Автор оперы композитор Марин Големинов сказал, что именно такое исполнение роли Ивайло он считает единственно правильным и правдивым.

Одной из серьезных и любимых работ артиста явилась партия Риголетто. Журнал "Театральная жизнь" (№ 7 за 1982 год) писал: "Если в роли Ивайло Черноморцев захватывает воображение зрителей величием, эпической широтой, размахом натуры героя, то в партии Риголетто поражают мягкость, драматизм, "накаленность" каждой фразы. Кажется, перед нами другой актер. В дуэте Риголетто и Джильды из второго акта, сцене, исполненной у героя Черноморцева отцовского тепла, любви, открытой тревоги, голос певца звучит легко, по-летно. Но вот наступает черед обличительной арии "Куртизаны, исчадье порока...", и в голосе Черноморцева огромной силы драматическая накаленность, поистине исполинская мощь". Действительно, в этой роли артист показывает себя мастером различных тембровых красок, разнообразных вокальных нюансов.

Виктору Черноморцеву импонируют герои, наделенные большой духовной силой, физически крепкие, способные на рискованные, самоотверженные поступки ради великих целей. Это определяет его тягу к ролям драматическим, исполнение которых требует предельного напряжения сил. Поэтому объяснима любовь Черноморцева к произведениям Верди, его мелодиям, ярким, мужественным, напевным.

В 1981 году наш театр впервые на советской сцене осуществил постановку оперы "Макбет" на русском языке. Главная партия Макбета была поручена Виктору Черноморцеву и Анатолию Пономаренко. Как только Виктор узнал о предстоящей постановке, он загорелся страстным желанием работать над этим образом. Партия Макбета привлекла артиста тем, что этот образ очень сложный, трагический, его создание требует максимального вокального напряжения и искренности проявления всех чувств героя - как правителя, так и человека.

Артист предложил свою трактовку образа Макбета: это не только властолюбец и преступник, но и человек, искренне любящий свою жену и ради нее, в конечном счете, идущий на преступление в борьбе за престол. Искренно и проникновенно звучат слова Макбета-Черноморцева, обращенные к леди Макбет.

Журнал "Театральная жизнь" (1981) дал высокую оценку этой работе Черноморцева: "Одним из вершинных достижений певца стало исполнение им партии Макбета. Сложнейшая по психологической структуре, полная драматизма, она представляет собой для молодого исполнителя пробный камень мастерства. Наиболее примечательная черта созданного Черноморцевым образа - внутренняя противоречивость, сомнения Макбета. И в экспозициях образа, в сценах убийства короля, кошмарных видениях актер добивается органичного слияния вокала и драматической игры".

Оценка прессы после многих гастрольных поездок театра всюду совпадала. Московские критики и зрители тоже дали высокую оценку голосу и игре Черноморцева. "Молодежь в театре талантливая. Она покорила столичную публику. Это прежде всего обладатель красивейшего баритона В. Черноморцев..." - писал журнал "Огонек" в 1981 году.

П. Татаров - Владимир Игоревич. П. Губская - Кончаковна. 'Князь Игорь' А. Бородина
П. Татаров - Владимир Игоревич. П. Губская - Кончаковна. 'Князь Игорь' А. Бородина

Много работал Черноморцев над партией князя Игоря, которую он впервые исполнил на сцене нашего театра в 1976 году. Не случайно для Международного конкурса вокалистов в Софии он выбрал именно эту партию, которая была высоко оценена жюри. Бюллетень конкурса писал: "Вероятно, именно таким был полумифический князь Путивля - могучий, страшный для своих врагов, защитник народа русского. Князь Игорь Виктора Черноморцева - настоящий богатырь. Его поведение отличается сдержанной силой, величавостью и уверенностью в пользе задуманного похода против половцев. В знаменитой арии Игоря из четвертого акта мы чувствуем больше боли за истерзанную землю, чем муки за личное несчастье. А в дуэте с Кончаком Игорь-Черноморцев поистине внушает уважение, заставляющее искать в нем союзника и друга. Молодой советский певец обладает исключительно богатым голосом, который фортиссимо перекрывает и хор, и оркестр. Пожелаем же ему более разумного использования природных данных, достижения более детализированной вокальной линии".

Партию князя Игоря артист исполняет более 10 лет и каждый раз по-новому. Если раньше он играл его порывистым и горячим, способным на необдуманные поступки, то сейчас Игорь открылся для него всей широтой и силой мудрого русского характера, стал более степенным, дальнозорким князем, предвидящим будущее своей родной земли.

В. Черноморцева нередко приглашают на фестивали в нашей стране и за рубежом, он активно участвует в концертах на предприятиях, в воинских частях, он желанный гость на телевидении и радио. Репертуар его концертов состоит из любимых им старинных романсов русских и зарубежных композиторов, произведений советских композиторов, русских и украинских народных песен, арий из опер.

Его выступления на конкурсах, смотрах, фестивалях и концертах начались с 1976 года, когда он был приглашен на Международный конкурс вокалистов в Софию, где получил звание дипломанта.

В. Семашко - Альфред. 'Травиата' Дж. Верди
В. Семашко - Альфред. 'Травиата' Дж. Верди

В 1977 году он принял участие в Старозагорском международном фестивале оперного и балетного искусства, где успешно выступал в операх "Травиата" и "Князь Игорь". За выступление в партии князя Игоря на концерте, состоявшемся в павильоне "Советская культура" на ВДНХ в 1973 году, актер был награжден серебряной медалью.

В. Черноморцев выступал и на торжественных концертах в Москве. Так, в сентябре 1980 года он участвовал в торжественном концерте, посвященном 600-летию Куликовской битвы, где пел ораторию О. Донского "Куликовское поле".

В феврале 1981 года он был приглашен в Москву участвовать в концерте для делегатов XXVI съезда КПСС. Почти месяц шли репетиции в Кремлевском Дворце съездов. Артисту доверили почетное право представлять РСФСР в группе солистов, по одному от каждой республики. Голоса певцов были ведущими в оратории В. Рубина "Народ и партия едины" на стихи Н. Доризо. 1 марта состоялось его выступление в концерте "Творческая молодежь театров оперы и балета страны - XXVI съезду КПСС" в Большом театре. Он пел арию Мазепы из одноименной оперы Чайковского и арию Сильвио из оперы "Паяцы" Р. Леонкавалло.

В 1981 году на смотре работы театров с творческой молодежью ему было присвоено звание лауреата Всесоюзного смотра творческой молодежи с вручением диплома и приза-премии.

В декабре 1981 года постановлением ЦК ВЛКСМ коллектив театра за многолетнюю плодотворную работу по эстетическому воспитанию молодежи и большой вклад в развитие советского музыкального театра был занесен в летопись комсомольской славы, а четыре артиста, и в их числе В. Черноморцев, награждены почетными грамотами ЦК ВЛКСМ.

Мастерство и талант Черноморцева по достоинству оцениваются и зрителями. За большой вклад в эстетическое воспитание тружеников Куйбышевского металлургического завода имени В. И. Ленина группа артистов театра была названа победителями соцсоревнования, их портреты помещены на Доске почета завода. Среди них и портрет Виктора Черноморцева.

Желанный гость В. Черноморцев и среди воинов Приволжского военного округа. За активное участие в военно-шефской работе он неоднократно получал благодарности и награждался почетными грамотами.

Во время гастролей в Москве в 1981 году ему было присвоено почетное звание "Заслуженный артист РСФСР".

В. Черноморцев - частый участник фестивалей оперного искусства. В 1982 году вместе с заслуженной артисткой РСФСР С. Чумаковой он участвовал во Всесоюзном фестивале творческой молодежи в Минске, посвященном 60-летию образования СССР.

За годы работы в театре им исполнено более тридцати главных партий, однако каждый раз перед выходом на сцену он чувствует волнение и внутренний трепет, как в тот дебютный выход на сцене Саратовской оперы. О своем ощущении настроения зала Виктор Михайлович рассуждает так: "Если в зрительном зале витает живой интерес к происходящему действию, то сразу появляется как бы незримый мост между артистом и . залом. Не могу объяснить как, но я чувствую, когда зрители переживают вместе со мной".

Увлеченность Черноморцева театром можно назвать фанатичной. Он приходит в театр даже тогда, когда не занят в спектакле или репетиции. Когда находится дома, то тоже думает и говорит о театре, о предстоящем спектакле, о работе над новой ролью. Все театральные вопросы обсуждаются дома с женой Еленой Вениаминовной, которая преподает в музыкальной школе и с пониманием относится к его преданности театру. Нередко им приходится отказываться от кино, гостей и других развлечений. А чем же Виктор Черноморцев увлекается, кроме театра? Снова... театром! Такова его жизнь.

Сейчас, когда он убедился, что пение это не увлечение, а "настоящая работа", без которой он "не мыслит дня прожить", решил закончить свое музыкальное образование. Поступил на заочное отделение Саратовской консерватории имени Л. В. Собинова и успешно сдает экзамены. Так что еще многое предстоит сделать В. Черноморцеву в своей творческой жизни.

Дарование Виктора Черноморцева получило общественное признание. Это - счастье актерской судьбы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru