Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Опера

Сила притяжения (В. Дочерний)

В праздничном, влекущем, дразнящем воображение мире, имя которому Театр, средоточием человеческого интереса и любви был и остается Артист.

Артист - это воплощение множества художнических замыслов: от воли автора до воли постановщиков спектакля. Но самой мощной, объединяющей и побеждающей оказывается воля Артиста, если, конечно, он - личность в искусстве. И нет ничего притягательнее самобытной творческой индивидуальности, нет ничего интереснее ее несхожего с другими художественного лица.

Заслуженного артиста РСФСР Валерия Бондарева мы с полным правом называем в ряду тех, чья певческая жизнь составляет и формирует сегодня большое культурное явление - Куйбышевский академический театр оперы и балета. Поиски, открытия, сомнения, удачи певца - это достояние театра. Талант и культура Валерия Бондарева во многом определяют художественный уровень коллектива.

Если попытаться выделить наиболее удивительное и яркое свойство щедрой артистической природы Валерия Бондарева, то это, пожалуй, эмоциональная притягательность, сценический магнетизм. Чем это обусловлено? Только ли его богатейшим голосом, лирическим тенором, в котором есть чистота и полетность, сила и мягкость, редкое обаяние тембра? Голосом, который властно захватывает, "погружает" в свое звучание, позволяя подлинно наслаждаться эстетически?.. Но разве меньшим эмоциональным зарядом обладают постоянно ощущаемые в пении Валерия Бондарева живая мысль, незаурядный артистический интеллект? Именно отсюда певческий такт и вкус, великолепное чувство меры, которое не дает нежности в пении перейти в слащавость, а страсти - в надрыв.

Игровое начало, раскрепощающее силы, заряжающее моцартовской легкостью,- это и есть в художественной натуре певца. Есть в ней еще очень многое. Бессмысленно поэтому в каком-либо одном качестве искать разгадку его артистической общительности. Только комплекс, взаимодействие, тонкое переплетение всех граней и оттенков творческой индивидуальности Бондарева рождают ту силу притяжения его сценического облика, главной ценностью которого является слушательское доверие.

Путь В. Бондарева к оперному театру, к нынешнему своему положению артиста-личности, любимого публикой, яркого и интересного, со сложившимся вокальным и актерским стилем, был удивительно последовательным, без головокружительных поворотов и скачков. Музыкальное училище, консерватория, филармония, театр... Восходя по ступеням, Валерий Бондарев как бы прокладывает дорогу к самому себе, проявляя умное отношение к своей природе и ясное осознание жизненных целей. Он вбирает те знания, те бытовые и художественные впечатления, которые позволяют свободно и верно развиваться таланту.

В детстве, прошедшем в сибирском селе, определяющей для Валерия стала атмосфера любви к песне, которую его родители, хотя и не музыканты по профессии, создали в доме. Затем знакомство с грамзаписями "Кармен", "Марицы", "Сильвы" - первый интерес к большой музыке, перешедший в пристрастие. Наконец, начало активного соприкосновения с музыкой, сознательные попытки найти, услышать свой голос.

Наиболее ценной для певца в годы учебы в Новосибирском музыкальном училище (1965-1969) была, по его признанию, разумная политика невмешательства педагога по специальности Л. И. Васильевой, которая бережно отнеслась к голосовому аппарату Валерия, обладающего природной постановкой голоса. В классе преподавателя камерного пения Е. В. Барановой в Новосибирской консерватории происходило интенсивное осмысление музыкальной образности, формировался вкус к камерно-музыкальному искусству. В эти же годы состоялось первое профессиональное знакомство с театром, с его моделью на сцене оперного класса: В. Бондарев участвует в консерваторских спектаклях "Моцарт и Сальери" Н. Римского-Корсакова, "Ведьма" А. Фере и В. Власова, "Богема" Дж. Пуччини. С тех пор он заболевает оперой.

Но встрече с настоящим оперным театром суждено произойти не сразу. С 1974 по 1977 год Валерий Бондарев работает в качестве солиста музыкального лектория Костромской, а затем Новосибирской филармоний.

Что дает ему концертная практика в этот период? Прежде всего отличную, хотя иногда и суровую, певческую и актерскую школу. Напряженный рабочий ритм, огромное разнообразие репертуара, пестрота аудитории учат раскрепощаться, устанавливать творческий контакт с любого рода публикой. Пожалуй, отсюда берет начало сценическая общительность певца.

Камерное исполнительство явилось для В. Бондарева еще и огромной школой воспитания души. По мнению артиста, обстановка тесного музыкального общения со слушателем требует от исполнителя особой тонкости душевных движений, предельной искренности. Малейшая эмоциональная фальшь, пустота в глазах и в сердце, которые не спрячешь за гримом и декорациями, здесь сразу заметны.

1977 год открывает новый, важнейший этап в артистической судьбе Валерия Бондарева. По приглашению главного дирижера Куйбышевского театра оперы и балета Л. Оссовского певец становится солистом оперной группы. Состоялась встреча с большой сценой, большой музыкой, большими идеями.

Начало работы в театре связано у артиста с теплыми воспоминаниями - приятно поразила удивительно дружеская, доброжелательная атмосфера в коллективе. Дирижеры, солисты и особенно народный артист РСФСР, лауреат Всесоюзного и международных конкурсов Анатолий Пономаренко, не жалея времени, помогали молодому певцу быстро и органично войти в спектакли.

Эти вводы явились для него серьезным испытанием. Первыми работами стали партии русской оперной классики: Ленский, Лыков, Владимир Игоревич. Но с начальных шагов Валерия Бондарева стало очевидно, что в театре появилась ярко выраженная незаурядность.

Личность артиста проявляется не только в спектакле, но и, может быть, в большей мере в процессе работы над ролью. У Валерия Бондарева процесс этот чрезвычайно интересен и своеобразен.

Период вызревания музыкально-сценического образа долог, подчас мучителен. Певец находится в длительном состоянии внутреннего противодействия режиссерским и дирижерским решениям. Ощущение дискомфорта не исчезает даже тогда, когда внешний материал роли вполне готов, а нередко и после многократных выходов на сцену в спектаклях. Так случилось, например, с партией Спортинг Лайфа в "Порги и Бесс" Дж. Гершвина. Только тогда, признается артист, когда опера около двухсот раз, и успешно, прошла на сцене театра, образ торговца наркотиками стал для него внутренне складываться, "вживляться" в актерский организм.

Нечто подобное происходило и с партией Антонио в комической опере Т. Хренникова "Доротея", с некоторыми другими ролями.

Б. А. Покровский, выдающийся мастер советского музыкального театра, написал однажды: "Я боюсь актеров, которые на первой репетиции "все поняли", у которых "все получится", с которыми легко кончить репетицию хоть через полчаса после начала". Для Валерия Бондарева это неприемлемо. Думается, такая неприглаженность артистической души объясняется именно тем, что Бондарев не просто исполнитель, а личность в оперном искусстве.

По точному выражению Б. А. Покровского, главный смысл работы над ролью в опере заключается в "присвоении" интонации партии. Присвоение не есть копирование. Это процесс творческой интерпретации авторской идеи, обретение актером духовной свободы и гармонии с композиторским "я". Чем крупнее личность артиста, тем, пожалуй, мучительнее процесс духовной адаптации в новой образной системе, тем дольше притирка характеров певца-актера и его персонажа.

У Валерия Бондарева длительный поиск интонации образа всегда завершается музыкально-сценическим открытием.

...Ленский. Партия, несущая на себе огромный груз оперных традиций, а порою и штампов, блестяще интерпретированная плеядой выдающихся мастеров - Собиновым, Лемешевым, Козловским.

Ленский В. Бондарева преемствен по отношению к русской оперной традиции прежде всего в области звуковедения. Пластичное, выразительное пение на хорошей дыхательной опоре - основа вокализации в партии Ленского. В этом смысле В. Бондарев настоящий русский лирический тенор.

Но если в герое Чайковского традиционно подчеркивают мягкую лиричность, детскость, простодушную искренность, то В. Бондареву удается расставить здесь свои акценты. Его Ленский носитель романтической идеи душевного одиночества. Импульсивностью, крайней обостренностью ощущений, нравственным максимализмом он резко диссонирует с окружающим миром, гармония с которым для него невозможна. Вся линия развития образа - это стремительное движение к неизбежному концу.

Смысловая концепция роли отражена в разнообразнейшем интонационном рельефе. Серебрист и полетен, переполнен восторгом голос певца в квартете и ариозо "Я люблю Вас, Ольга". В картине бала у Лариных, Ленский - Бондарев - нерв всей сцены, он ведет ее к кульминационному пику, мощно приковывая к себе внимание зала. Партия Ленского здесь целая гамма контрастных вокальных красок: от печальной приглушенности голоса в эпизоде объяснения с Ольгой "Ужель я заслужил от вас", где уже уловимо предчувствие беды, до предельной звуковой экспрессии в сцене ссоры с Онегиным. Финал картины "В нашем доме" решен артистом эмоционально тонко и неоднозначно: это и ностальгическая греза, и болезненное расставание сердца со всем, что дорого. Голос певца раненой птицей парит над оркестровым звучанием.

Акварельная нюансировка предсмертной арии "Что день грядущий" делает ее "светлым бликом" в драматургическом контексте роли.

Партия Ленского - одна из самых дорогих для Валерия Бондарева. Ленского артист пел на первом Всероссийском фестивале "Молодые голоса и молодой балет России", проходившем в 1982 году в г. Улан-Удэ. В эти же дни, кстати, ему было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР. Критика писала о его выступлении: "Бондарев проявил себя тонким, поэтичным интерпретатором образа Ленского. Ария "Куда, куда вы удалились" и сцена дуэли с Онегиным были прекрасно исполнены и горячо приняты зрителем".

Валерий Бондарев никогда не повторяет самого себя вокально и сценически, даже в партиях одной образной сферы. Он в каждом случае находит точный и органичный звуковой штрих.

Сопоставим, к примеру, с ролью Ленского других персонажей лирического плана.

Тембровая лейткраска в партии Владимира Игоревича из оперы "Князь Игорь" А. Бородина - свежесть, чувственная влага. В роли русского княжича В. Бондарев с ярким успехом выступил на фестивале имени Ф. И. Шаляпина в Казани в феврале 1985 года. Колористическое решение образа Ивана Лыкова ("Царская невеста" Н. Римского-Корсакова) заключается в полнозвучии, в благородном, раскованном пении.

В партии Водемона из оперы П. Чайковского "Иоланта", появившейся в репертуаре певца в 1985 году, все музыкальные средства - естественность и ясность фразировки, свобода звуковедения, мужественность, простота вокальной манеры - работают на цельность и гармоничность образа. Музыкальный критик В. Сальникова писала на страницах "Волжской коммуны": "В партии Водемона артист В. Бондарев продемонстрировал высокую вокальную культуру, умение проникнуть в суть характера своего героя - благородного рыцаря".

В. Черноморцев - Роберт. 'Иоланта' П. Чайковского
В. Черноморцев - Роберт. 'Иоланта' П. Чайковского

Лирика отнюдь не единственный образный пласт творчества В. Бондарева на оперной сцене. Когда певца спросили однажды, какие из ролей наиболее близки его актерской душе, он назвал Ленского и... Спортинг Лайфа. Ответ, на первый взгляд, парадоксален. Что может быть полярнее? Но, думается, на этих полюсах- лирика и характерность - он реализует две разные, но одинаково органичные художественные потребности своей натуры: петь сердцем и лицедействовать (в исконно театральном смысле этого слова).

Актерская работа в опере "Порги и Бесс" Дж. Гершвина - большая удача в творческой судьбе артиста. В журнале "Советская музыка" персонажу В. Бондарева была дана блестящая характеристика: "В спектакле выделяется образ Спортинг Лайфа в исполнении В. Бондарева. Острогротескный внешний рисунок - фатоватые, вкрадчивые жесты, пританцовывающая походка. Спортинг Лайф сам постоянно изображает обольстителя по расхожим, ему известным образцам. Это прекрасно найденный ход - не просто циничный, наглый субъект, которого называют гиеной, стервятником, для которого Бесс только товар, но нравящийся себе, любующийся своей игрой позер. И в пении артиста благодаря утрированному, тянущемуся, эластичному звуку, излишне детализированной нюансировке есть какое-то самолюбование, ощущающееся в его песенке и танце на пикнике, в которых он с таким сарказмом описывает "удовольствия" жизни в Нью-Йорке".

Характерные роли Бондарева в полной мере проявляют двигательную пластику и вокал артиста, высвечивая его облик в неожиданном музыкально-сценическом ракурсе.

В рецензии на прозвучавшую в концертном варианте оперу Н. Римского-Корсакова "Кащей Бессмертный" об исполнителе главной роли писали так: "...Выразительна эта маска - холодные, стеклянно-пустые глаза, искаженное злобой лицо; остр пластический рисунок - асимметричная фигура, руки-крюки, хищная вкрадчивость жестов. И голос, лирический тенор певца, хамелеоном меняется - откуда-то берется жесткость, механистичность".

Этапной в становлении В. Бондарева-актера, лицедея, стала роль Беппо в комической опере Г. Доницетти "Пиратский треугольник". Нелепый, запуганный взбалмошной супругой, Беппо полон поистине чаплинского обаяния. Исполняя эту партию, артист, похоже, просто наслаждается колоритнейшим образом, наслаждается возможностью импровизировать, комиковать. И мы наслаждаемся вместе с ним.

Своеобразным пересечением лирического и характерного начал представляется партия Берендея в исполнении В. Бондарева. Она очень естественно соединяет пастельные тона каватины-созерцания "Полна, полна чудес могучая природа" с хлесткостью тембра в последующих сценах.

В. Бондарев - Альмавива. 'Севильский цирюльник' Дж. Россини
В. Бондарев - Альмавива. 'Севильский цирюльник' Дж. Россини

Солист Куйбышевского театра оперы и балета, заслуженный артист РСФСР Валерий Бондарев сегодня - это более двадцати разноплановых оперных партий и в каждой из них великолепное владение певческим ремеслом, дикционная культура, безупречное чувство стиля в любой роли, будь то изящно-пылкий россиниевский Альмавива или вердиевский Кассио ("Отелло"), Альфред ("Травиата" Дж. Верди), Феррандо ("Так поступают все женщины, или Школа влюбленных" В. А. Моцарта), Гвидон ("Сказка о царе Салтане" Н. Римского-Корсакова), придворный поэт Шателяр ("Мария Стюарт" С. Слонимского) - партия, сложнейшая вокально и исполненная блестяще на московских гастролях в 1981 году.

О ролях Антонио ("Доротея") и Шателяра авторы опер Т. Хренников и С. Слонимский отозвались с большой теплотой.

В. Бондарев.- Шателяр. С. Чумакова - Мария Стюарт. 'Мария Стюарт' С. Слонимского
В. Бондарев.- Шателяр. С. Чумакова - Мария Стюарт. 'Мария Стюарт' С. Слонимского

В пестром каскаде опереточных спектаклей "Летучая мышь", "Нищий студент", "Цыганский барон" В. Бондарев столь же непринужден и свободен вокально и актерски.

А есть еще целая область творчества - камерное исполнительство, в котором артист неповторим по умному и тонкому проникновению в художественный мир Шуберта и Шумана, Глинки и Чайковского, Рахманинова, Свиридова, Мейтуса, по чуткости и душевной красоте русской народной песни.

...Калейдоскоп ролей, обликов, жизней-и одна жизнь оперного артиста Валерия Бондарева, жизнь нелегкая и счастливая.

...Вереница голосов, тембров, интонаций - и один сильный голос певца.

Он сливается с голосами единомышленников в неповторимый голос Куйбышевского оперного, которым говорит сегодня театр с современным слушателем.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru