Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Горная хижина"

Балеты "В Карпатах" и "Праздник цветов в Дженцано" можно рассматривать как переход к заключительному периоду творчества Бурнонвиля - сочинителя балетов, когда, обогащенный опытом, он берется за решение весьма сложных задач.

Последний этап работы Бурнонвиля-балетмейстера является для потомков наиболее близким по времени и наиболее далеким по духу. Мы встречаемся здесь с несколькими почти парадоксальными противоречиями: Бурнонвиль создает три своих крупнейших драматических сочинения - "Горная хижина", "Валькирия", "Песнь о Триме", - которые соседствуют с поставленными тогда же идиллическими балетами - "Далеко от Дании" и "Вольные стрелки из Амагера". Он начинает этот период с произведения, имеющего непосредственное значение для дальнейшего развития скандинавского театра и в сфере идей, и в области формотворчества, и заканчивает его демонстрацией своей по-прежнему активной позиции гуманиста и демократа в балете "Из Сибири в Москву". Между этими двумя крайними точками Бурнонвиль шел, однако, путем; по которому потомкам следовать трудно. Однако анализ этого периода является для датского критика вопросом особо важным, поскольку партитуры трех балетов Бурнонвиля наряду с музыкой Делиба остаются единственными в Западной Европе того времени произведениями, выдерживающими сравнение с балетными шедеврами Чайковского.

Последний этап творчества Бурнонвиля начинается новым норвежским балетом "Горная хижина, или Двадцать лет спустя", созданным под непосредственным влиянием крестьянских рассказов Бьёрнстьерне Бьёрнсона и исполненным сознательного стремления использовать новые пути в балетной музыке. Он приглашает двух молодых композиторов: Августа Виндинга и Эмиля Хартмана. Дневник повествует, что Бурнонвиль с самого начала находит их музыку прекрасной, но трудной для хореографа уже потому, что композиторы идут по пути более свободной ритмической формы и сложной инструментовки.

"Горная хижина" - очень удачная работа Бурнонвиля, в которой зритель благодаря отсутствию характерной для прежних произведений символики ощущает более сильное воздействие сценических образов. В "Горной хижине" Бурнонвиль окончательно порывает с ирреальным миром балетного романтизма с его потусторонними героями: сильфидами, гномами, эльфами, ундинами и прочими, - которые, по выражению Готье, "оккупировали театральные сцены того времени"*. Путь Бурнонвиля к раскрепощению был долог: от восстановления балета "Сильфида", где возможность его истолкования стала носить двойственный характер - сверхъестественные существа могли восприниматься то ли как обольстительницы, то ли как жертвы; через "Неаполь", в котором люди побеждают наяд и тритонов, к "Народному преданию", где девушка гор Хильда оказывается не эльфом, а человеком.

* (The Romantic Ballet as seen by Th. Gautier. London 1932. The Farewel Performance of Marie Taglioni, p. 73.)

И в "Неаполе", и в "Народном предании" герои, разрешая свои конфликты, преодолевают "сверхъестественные" силы и борются с людьми, ослепленными предрассудками и фанатизмом.

В "Горной хижине" изначально нет никаких сверхъестественных героев, но крестьяне считают Асту ведьмой - самым опасным из всех лесных чудищ. Подзаголовок Бурнонвиль выбрал сознательно. Горький опыт столетий балетной драматургии доказывает, что публика трудно принимает большие временные интервалы в ходе действия одного балета. Там, где сюжет строится на том, что "прошло двадцать лет", это, по мнению Бурнонвиля, лучше подчеркнуть.

"Горная хижина" - новый шаг Бурнонвиля к созданию реалистического балета, в котором нет никакой балетной символики.

Август Бурнонвиль хорошо знал литературу и драматургию своего времени. Кажется, что в некоторых отношениях он даже лучше понимает иностранные произведения, нежели отечественные. Так, например, он прекрасно воспринял прозу очень молодого норвежского писателя Бьёрнстьерне Бьёрнсона, который до "Горной хижины" опубликовал ряд рассказов и повестей: "Сюнневе Сульбаккен" (1857), "Арне" (1858) и другие, - ставших впоследствии знаменитыми.

Бурнонвиль не инсценирует эти рассказы, но заимствует из них отдельные элементы, особенно при воспроизведении жизни и настроений крестьянства. К тому же его заинтересовала сама форма изложения - новеллы. "Горная хижина" - это три самостоятельные истории, которые в финале сливаются в одну. Именно такую задачу поставил перед собой Бурнонвиль. И это было обречено на неудачу, поскольку публика, заглянув в список ролей, заранее знала, чем завершится спектакль. Несколько персонажей из первого акта, став старше на двадцать лет, появляются в третьем. В лучшем случае этим приемом можно было вызвать в публике восхищение искусством грима, перевоплощением актеров, но никак не удивить ее.

В программе значится:

Действующие лица первого акта:

Сигрид, жена крестьянина                                  Мэллер
Таис, старший сын                                         Брудерсен
Сара, невестка                                            Хаммер
Свен, младший сын                                         Гаде
и т. д.

И последнего:

Сигрид, старая вдова                                      Мэллер
Таис Йонсон, крестьянин, свободный от ленных повинностей  Брудерсен
Сара, его жена                                            Хаммер
Старик с гор                                              Гаде
и т. д.

В театральной постановке Бурнонвиль не смог воплотить свою мечту о трех поначалу самостоятельных историях, которые в конце концов сливаются в одну. Нам эта форма известна как любимый прием кино и телевидения, который всегда несет в себе элемент неожиданности.

Несмотря на этот недостаток, "Горная хижина" с самого начала оказывается на одном уровне с литературным первоисточником - историями Бьёрнсона, повествующими о резких сословных различиях в крестьянской жизни. Бурнонвиль осуществляет постановку в новом реалистическом стиле, отбрасывая всякую патетику в образах главных действующих лиц. Свен - злой и раздраженный - появляется на хуторе в воскресенье, когда все остальные заняты подготовкой к крещению его племянника. Свен ссорится с отцом, тот отдает хутор старшему сыну, а Свен получает свою долю наследства деньгами.

Пока все отправляются в церковь на крестины, Свен продолжает кутить на хуторе вместе со своими собутыльниками. Он проигрывает наследство в карты и в кости. Свена уговаривают одолжить деньги у рекрута. Это означает, что, "получив" вербовочные деньги, он сам становится солдатом.

Хуторяне возвращаются из церкви. Начинается большое празднество с играми и танцами. Жители хутора и их гости уходят в поле. В опустевшем доме Свен встречается с бедной служанкой. Она одна любит этого дикого человека и обещает оставаться ему верной. Очень скоро это обещание подвергается испытанию. Один из собутыльников Свена пытается овладеть девушкой. Свен его убивает.

Хуторянин проклинает сына и его возлюбленную, они убегают.

...Двадцать лет спустя. Высоко в горах находится хижина. В ней живет старик с дочерью - Астой. Ее мать давно умерла. Одиночество, тяжкая работа и жизнь в лесу сделали ее дикаркой. Жители долины, которые изредка встречаются с ней, считают ее ведьмой, самым опасным из всех лесных существ. Так думают и два охотника, неожиданно встретившие ее. Но один из них пленяется странной красивой девушкой. В знак того, что он не хочет ей зла, он кладет на землю свое ружье, а она - свой топор. После этого они решаются подойти друг к другу. И ружье, и топор еще сыграют свою роль. Позже, во время охоты, Торкиль промахнется, стреляя в медведя, и в последнее мгновение Аста спасет юношу, убив медведя топором.

Торкиль приводит Асту в долину к своим родителям. Последние только что договорились с богатыми крестьянами, родителями Ингрид, что те отдадут ее за Торкиля. Желания молодых не спросили, но Торкиль не может пойти против родительской воли, хотя у Ингрид есть друг сердца и оба они против этой свадьбы.

Торкиль рассказывает родителям, что Аста спасла ему жизнь, но ее принимают в семье с большим недоверием. Однако мать Торкиля дарит девушке красивое крестьянское платье и приглашает ее на предстоящую помолвку.

Собираются родственники Торкиля и Ингрид. В разгар праздника Аста понимает наконец, что происходит и почему ей не разрешают танцевать с Торкилем. Она приходит в ярость. Появляется ее отец, он утешает девушку и говорит: "Если никто не хочет танцевать с тобой, танцуй одна, а я буду играть. Сними платок, распусти свои прекрасные кудри и станцуй этим людям танец, подобного которому они никогда не видели".

Он берет свою скрипку, подбадривает дочь и играет фантастическую мелодию, под которую Аста исполняет такой буйный танец, что у присутствующих захватывает дыхание*. Родители Торкиля догадываются, что отец Асты - их близкий родственник, который много лет назад вынужден был бежать с хутора. Значит, Аста вовсе не лесная ведьма, а их родственница. Узел разрубается. Торкиль берет ее в жены, а Ингрид, которая была предметом брачного торга, может выйти за своего любимого.

* (Fjeldstuen, trykt program, s. 22.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru