Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

В очень давние дни

Непосвященному человеку трудно вникнуть в тонкости переговоров по поводу уже известного нам театрального контракта. Король, дирекция и танцовщик спорили очень энергично с того момента, когда последний оказался в Париже. ("Дезертировал", по выражению монарха, любившего военное дело.) Они спорили с красноречием, и притом на одном языке - датском. Это была новая ситуация, хотя Королевский балет существовал уже более трех четвертей века. Дирекция - Расмус Сельберг, Пьер Ларше и Пауль Функ - пользовалась своим статусом и стояла за временные вынужденные решения. Она соглашалась на все, независимо от условий. Но Август Бурнонвиль, во-первых, чувствовал противника и, во-вторых, был истинным балетмейстером. Таким, как Жан Батист Ланде, Антонио Сакко и Винченцо Галеотти.

Итак, они ссорились на родном языке. В тогдашней Европе это была невероятная ситуация. Она могла в то время иметь место только в Италии, во Франции и в маленькой провинциальной столице - Копенгагене.

Гастроли обнадежили дирекцию в отношении Бурнонвиля, хотя подтвердили только два факта его творческой характеристики: широту диапазона сценического таланта и способности постановщика.

Отношение Бурнонвиля к своему искусству, к товарищам по нему, его отношение к искусству вообще в общеэстетическом плане... все это было по-прежнему неизвестно для окружающих. Просто потому, что никто не мог представить себе танцовщика, движимого в творчестве серьезным и последовательным мировоззрением. Хотя именно оно нашло свое логическое выражение в его отношении к работе в Дании, где всю жизнь Бурнонвиля не покидали мысли о национальном духе ее народа.

Такая позиция художника означала, что место балетмейстера в Копенгагене было для него не просто исполнением желания, но и исполнением долга. Мы склонны говорить о том, что танец понятен всем нациям, поскольку он не зависит от языка. По отношению к Бурнонвилю эта сентенция почти не имеет смысла. В любом другом месте он мог стать знаменитым хореографом, но только в Дании смог состояться "феномен Бурнонвиля".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru