Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Более глубокие тенденции

Брандес, а с ним и многие более поздние исследователи считали, что "на датской почве романтика получила большую ясность и обрела более открытые формы. Она стала менее ночной и позволяла солнцу освещать ее. Она чувствовала, что находится в обществе трезвых и разумных людей, которые еще не полностью пришли к убеждению, что свет луны неестествен и сентиментален"*. Если Брандес считал, что отдельный художник в "период своего творческого упадка" приходит к тому, что позволяет "буржуазному морализирующему духу"** быть причиной вырождения особого датского романтизма, то в обобщающем плане, и в особенности в связи с балетами Бурнонвиля, другой исследователь признавал, что был сделан большой шаг вперед:

* (Brandes G., op. cit., bd. I, s. 464.)

** (Brandes G., op. cit. bd. I, s. 265.)

"По духу и по манере его балеты отличаются от французского романтизма и поэтому должны считаться продуктом датской духовной жизни, которая в первую половину XIX века развивалась скорее в стиле эпохи Христиана VIII, чем романтизма. А в стиле эпохи Христиана VIII или в стиле бидермейер исключаются опасные диссонансы, и цель заключается в том, чтобы создать гармоничную идиллию..." - писал Эрик Ашенгреен*.

* (Aschengreen E., Ballettens digter, København, 1977, s. 18.)

Вспомним приведенную выше цитату из Бурнонвиля:

"Романтизм как в музыке, так и в художественной литературе выступал в то время от имени Естественного, Народного и Интересного..."

Речь, собственно, идет о двух различных мнениях по поводу французского романтизма. А объясняется это тем, что имеются в виду две различные фазы его развития. Бурнонвиль совершенно ясно обнаруживает, что он - приверженец первой. И это естественно, ибо именно эта ипостась французского романтизма наложила свою печать на его творчество и именно ее он развивал на датской почве. К тому же надо помнить, что она была основой для подъема литературного романтизма Дании.

Через этот ранний литературный романтизм Август прошел на сцене еще в детстве, что навсегда поразило его воображение, хотя мировоззрение романтизма было для него чем-то совсем непонятным. Шестьдесят лет спустя Бурнонвиль вспомнил стихотворение, которое он написал, характеризуя свой тогдашний духовный багаж:

Я был всего лишь Эленшлегера ученик, 
когда к богини Идун кубку я приник.

И далее:

От Хольберга я рифму первую узнал, 
и Нильса Клима философию познал*.

* (Bournonville Aug., Erindringer og Tidsbilleder, s. 18.)

То есть просветительскую философию XVIII века, поскольку хольберговский Нильс Клим - датский Гулливер. Вообще чрезвычайно удивительно, что четырнадцатилетний мальчик, а именно в этом возрасте Август впервые познает датский романтизм благодаря своему участию в драматических и музыкальных пьесах, уже ясно понимает смысл радикальной философии, положенной в основу тогдашней драматургии. Мы имеем основания полагать, что Август был очень внимательным и развитым ребенком. Дитя театра, он мечтал о чудесных ролях и их блестящем исполнении. Когда Август молча восхищался новыми чудесами автора декораций или машиниста сцены, от его внимания не ускользал практический результат их работы - большая или меньшая степень естественности лунного света.

Можно угадать и музыкальный вкус мальчика. Ему нравились музыкальные пьесы Кунцена, под сопровождение которых он выступал, музыка Клауса Шалля. За год до своей кончины Бурнонвиль писал: "Его мелодии еще звучат в моих ушах и ведут меня к детству, к первым шагам на поприще искусства"*. О композиторском почерке Шалля мы знаем из анекдота. Его жена и свояченица были очень недовольны вечным музицированием в доме. Однажды одна из них воскликнула:

* (Bournonville Aug., Reiseminder, s. 228.)

"Если бы это было что-то веселое - Дюпюи или самого Клауса, но они день за днем играют проклятого Моцарта".

Клаус Шалль внимательно следил за французской музыкой. Август, несомненно, слышал музыку Керубини*, когда Шалль в 1818 году вернулся из Парижа, где он познакомился со знаменитым композитором.

* (Керубини Луиджи (1760-1842) - композитор, по национальности итальянец, дирижер, педагог. С 1786 г. жил в Париже.)

...и конечно, Августа познакомила с народной музыкой мать, которая ее знала и любила, как об этом свидетельствуют ее потомки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru