Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте






Итоги XX фестиваля современного танца Open Look

Мариус Петипа: «Россия — рай земной, да и только»

Эстрадно–хореографический женский ансамбль 'Чараўнiцы'

Секреты древней культуры представили на мировой сцене

Спекаткли Мариуса Петипа определили Имперский русский стиль

Легенда о зарождении крымскотатарского танца «Тым-Тым»

Родом из Астрахани. Легенда балета Ростислав Захаров

Танцуй до упаду: самые модные танцевальные направления

22.08.2018

Звезды над головой. Итоги XX фестиваля современного танца Open Look

Танцы в морских контейнерах и на полу городской библиотеки, спектакли, в которых уши разрывает электронный шум, и те, где блаженствует Лунная соната. Дюжина артистов, двигающихся, как один человек, и моноспектакли, где исполнители примеряют с десяток ролей. Знаменитые зарубежные гости и яркие российские авторы - все это фестиваль современного танца Open Look («Открытый взгляд»). Обычно этот фестиваль появляется на грани июня и июля, но в нынешнем году его подвинул футбольный чемпионат мира, поэтому современные танцы в городе начались в середине августа.

Звезды над головой. Итоги XX фестиваля современного танца Open Look. Источник: Татьяны Юдиной предоставлено пресс-службой фестиваля
Звезды над головой. Итоги XX фестиваля современного танца Open Look. Источник: Татьяны Юдиной предоставлено пресс-службой фестиваля

Фестиваль привычно состоит из трех частей: две - видимы всем, третья - чуть скрыта. Первая часть - гастроли иноземных трупп. Вторая - лучшие российские работы (часто на фестиваль привозят совсем свеженькие премьеры, поэтому каждый год на Open look прибывает делегация экспертов «Золотой маски», которые охотятся за всем новым и неординарным). А третья часть - классы для любителей и профессионалов танца. Именно она «в тени», она не для зрителей, и лишь на традиционном Teacher,s gala публика может увидеть тех, кто давал уроки российским фанатам современного танца.

В первой части программы директор фестиваля Вадим Каспаров и худрук Open look Наталья Каспарова (основатели и руководители дома танца «Каннон данс») старательно выдерживают баланс хорошо знакомого и неожиданного. Весь танцевальный мир знает, что сильнейшие труппы работают в Израиле (собственно говоря, эта страна и Нидерланды которое десятилетие борются за звание главной страны контемпорари), и на Open look регулярно приезжают артисты и педагоги с берегов Средиземного моря. В этом году можно было увидеть спектакль «Рождение Феникса» израильской труппы Vertigo - и он стал одним из важнейших событий феста.

Три танцовщика и две танцовщицы, одетые в костюмы пламенного цвета, выходили на маленькую арену, установленную в парадном дворе Юсуповского дворца. Круг был засыпан землей; над головами и артистов, и зрителей сияло звездное небо. Собранный над ареной геодезический купол (легкая ребристая конструкция из палок), по утверждению артистов, концентрировал энергию, но не спасал от возможного дождя. Vertigo и Ноа Вартхайм, поставившая этот спектакль, втягивали публику в древний мир, где человек не отделен от природы. Яростная энергия, выплескивавшаяся при каждом контакте артистов друг с другом, медитативные па, вдруг сменяющиеся весенним бегом, упадок сил и появление из ниоткуда, будто кто-то подарил, - Vertigo станцевали спектакль (на снимке), полный благодарности творцу, которого, как велит традиция, ни разу не назвали по имени.

Израильтян знатоки и любители танца ждали, билеты были раскуплены задолго до начала фестиваля. А вот труппа из Сеула - Корейская национальная компания современного танца - была почти что котом в мешке. Балетоманам хорошо известны успехи южных корейцев в классическом балете - еще бы, там работает столько петербургских педагогов! Современный же танец этой страны значительно менее знаменит. И спектакль «Рассуждения о «Весне священной». Образ розы», который поставил Ан Сынсу, открыл для петербуржцев Южную Корею как страну современного танцевального искусства. Ан Сынсу, ориентирующийся на опыт Сергея Дягилева (взять национальное искусство и влюбить в него весь мир), соединил в постановке изящные позировки классического балета и древнюю мощь корейских национальных танцев. Артисты KNCD взлетали в знакомых классикам прыжках и превращали руки в подобие вольных лиан; старинные национальные инструменты пропевали новенькое сочинение композитора Ра Есон, в котором она цитирует Стравинского, и вкладывали в новую форму жуть старинного мифа (как то было 100 лет назад с оригинальной «Весной священной»).

Вторая часть фестиваля всегда менее уравновешенна, чем первая, но и захватывает сильнее. Руководители феста включили в программу как безусловные удачи минувшего сезона («Гроза», сделанная Ксенией Михеевой в «Каннон данс», - взрывная интерпретация хрестоматийной пьесы Островского, где в крохотном пространстве нам явлено все: и мрак купеческого царства, и ясный Катеринин свет), так и только что сотворенные, еще непроверенные вещи.

«Камилла», моноспектакль москвички Анны Гарафеевой, посвященный трагедии скульптора Камиллы Клодель, заполнен лишь медленным передвижением полуобнаженной девушки по барханам сотворенного из манной крупы белого песка, насыпанным в зале библиотеки имени Маяковского. Потеряй Гарафеева чуть-чуть концентрацию, сумей зритель выйти из гипноза, в который ввергает его этот очень неспешный и наполненный чудовищным страданием спектакль (Клодель, как известно, была заточена в психиатрической больнице), - все рухнет. Но танцовщица ползет по полу, перекатывается, вздрагивает - и героиня все время слышит звук ударяющего по мрамору молотка, звук работы ее возлюбленного Огюста Родена, для которого она была готова отдать жизнь, а он не собирался жертвовать и гораздо меньшим.

Спектакль Гарафеевой сделан с использованием техники японского танца буто - того танца, что ценит выразительность, а не элементарную красивость. Так японский мастер цветов предпочтет трагически кривую ветку стройному стеблю; так пластические вскрики Гарафеевой поражают воображение.

За пять дней в Петербурге показали пятнадцать спектаклей. Становился танцем старый татарский алфавит («Зов начала» казанского объединения «Алиф»), «Балет Москва» в постановке «В процессе ожидания Годо» превращал героев Сэмюэла Беккета в персонажей Льюиса Кэрролла, а голландская пара Жером Мейер и Изабель Шаффо разбирались с тем, легко ли быть артистом вообще, а особенно - блондинкой, и вытаскивали на сцену всех желающих зрителей.

Завершился же Open look спектаклем театра АХЕ на территории окраинного Стрит-арт музея. В «Заполнении пробелов» инженерный театр обживал шесть морских контейнеров, каждый из которых превратился в место обитания выдающихся чудиков. В этом спектакле герои бились в стены собственных «квартир», сжигали свое прошлое в натуральном костре и пели «я танцую буги-вуги» в темпе и с пронзительностью похоронного марша. И это был образцовый финал для фестиваля, старающегося представить все разнообразие стилей и интонаций в современном искусстве.


Источники:

  1. spbvedomosti.ru




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru