Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте




06.03.2013

Точность, переходящая в овации

На 13-м фестивале балета "Мариинский" показывают премьеры. Премьеры, правда, идут под грифом "возобновление", но зато это — премьеры балетов Уильяма Форсайта "Головокружительное упоение точностью" и "Там, где висят золотые вишни", которые не шли здесь восемь лет. "Премьеры возобновления" посетила Ольга Федорченко.

Возобновляя балеты Уильяма Форсайта, Мариинский театр продемонстрировал сильные стороны своей сегодняшней балетной труппы. Фото: Валентин Барановский
Возобновляя балеты Уильяма Форсайта, Мариинский театр продемонстрировал сильные стороны своей сегодняшней балетной труппы. Фото: Валентин Барановский

В 2004 году Мариинский театр стал первым театром России, дерзнувшим показать хореографию танцевального конструктивиста. Дерзость успех имела преогромный — революционность начинания не отметил разве что ленивый, а театр удостоился высшей театральной премии "Золотая маска". Нынче российские танцовщики исполняют балеты Форсайта и в Москве, и в Перми, к революционному и авангардистскому статусу его хореографии прочно привыкли, и уже никого не пугают мудреные термины, определяющие пластическое credo мистера Форсайта, — "децентрализация", "переструктурированная классика", "баланс и контрбаланс", "форсайтовское гиперпространство" и "танец атомного века".

Мариинский театр, весьма болезненно переживающий смену поколений, а также вносящий вклад в демографическую программу (в декретный отпуск разом ушли три балерины и несколько солисток), подготовил три новых состава исполнителей. В "Головокружительном упоении точностью" пятерка исполнителей (Надежда Гончар, Валерия Мартынюк, Олеся Новикова, Филипп Степин, Василий Ткаченко) сразу взяла темп presto, с которого невозможно соскочить, но который выдержали не все. Три женщины, двое мужчин стремительно сменяют друг друга в вариациях, перетасовываются в дуэтах и трио и напористо мчат на зрителя впятером. Танцевальный поток сознания возведен в квадрат, плотность и насыщенность движений, кажется, делает зримым "эффект 25-го кадра": многочисленные упругие вскоки на пальцы служат трамплином к динамичным пружинистым плие, из которых, как из катапульты, выстреливают прыжками. Но едва приземлившись, танцовщики тут же уходят юлой во вращение и, зафиксировав в финальном повороте на мгновение горделивую позу, вновь рассыпают серию releve, которые разлетаются по сцене, словно куски асфальта из-под отбойного молотка. Двойка солисток затарилась упоением и танцевальным восторгом, только вот точности был явный недовес. Ближе к финалу, то есть минуте на десятой, сдулся один солист, чьи двойные со-де-баски предательски недокручивались, а амплитуда прыжка была явно заниженной. Но не подкачала балерина Олеся Новикова: ни одного явного технического промаха, ни одного нерасчетливого движения: ее танцевальная скороговорка отличалась необычайной чистотой дикции и ясностью произношения.

После перпетуум-мобиле "Головокружительного упоения точностью" четверка аутентичнейших форсайтовцев — артистов труппы The Forsythe Company — словно переключила тумблер в иную временную категорию. Пространство неожиданно расширилось, а ход времени остановился. Четверо танцовщиков в футболках и вытянутых трениках под аккомпанемент собственного сопения, пыхтения и фырканья исполнили удивительный по концентрации энергии спектакль "N.N.N.N". Кажущаяся импровизационность подчинена строгой рациональной конструкции, в которой многократно повторяется пластический рефрен. Переплетающиеся тела, руки, движения глаз и даже вдохи-выдохи создают телесный автограф спектакля — NNNN, один из наиболее загадочных символов хореографии Форсайта.

В балете "Там, где висят золотые вишни" из премьерного состава остались Екатерина Кондаурова и Дарья Павленко, только теперь они поменялись местами. Зубовный скрежет музыки и технократичная хореография подмяли под себя новый состав исполнителей. Отстраненное танцевальное мчание потока частиц в форсайтовском коллайдере мариинские артисты привычно одушевили проникновенностью интонаций, не забывая метать в зыбких балансах стервозные молнии взглядов. Получилось что-то вроде нового асфальтового покрытия, которое трудолюбивые укладчики положили на гоночной трассе Formula 1.

Аплодисменты были долгими и достаточно дружными. Если же их пересчитать в процентном отношении, то они могут стать рекордными. Например, после "Головокружительного упоения точностью" аплодировали целых пять минут. Учитывая, что спектакль длится около четверти часа, это все равно что после "Жизели" публика вызывала бы артистов 40 минут, а после "Лебединого озера" — час.

ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО


Источники:

  1. kommersant.ru




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru