Google
Новости
Библиотека
Энциклопедия
О сайте




предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Утраченные иллюзии". К постановке спектакля

Я не стремлюсь в своей постановке к копированию бальзаковских образов и персонажей. Не думаю также и инсценировать какие-либо определенные романы или повести писателя. Работая над постановкой, мне пришлось действительно пользоваться романами Бальзака, в которых я увидел яркую картину общества 30-х годов XIX столетия, сложного в своем внешнем и внутреннем содержании, - общества монархии Луи-Филиппа.

Бальзак мне дал основные рычаги развертывающихся событий. В его романе "Гобсек" герой говорит: "Есть только одна вещь, ценность которой достаточно надежна. Это - золото... Есть только одно чувство, которое переживает все другие, - тщеславие. А тщеславие удовлетворяется только потоками золота. Власть и наслаждение - не к этому ли сводится весь общественный строй?"

Отсюда и основной замысел сценической драматургии. Бальзак дал мне богатейший материал не только для быта, он позволил задолго до постановки увидеть прообразы моих будущих героев - Люсьена, Корали, Флорины, Камюзо и других.

Не ищите буквальных совпадений фактов, прямого сходства героев, общих черт, одинаковых для романов Бальзака и нашего хореографического романа. "Шагреневая кожа", "Куртизанки", "Утраченные иллюзии", "Отец Горио", "Гобсек", "Дочь Евы" и другие произведения Бальзака сыграли огромную роль преимущественно в подготовительной стадии моей работы.

Образы Люсьена, композитора, и Корали, талантливой артистки, в постановке иные, чем у Бальзака, они диктуются спецификой жанра. Я рассказываю в балете современным языком об этих вымышленных, но типичных персонажах так, чтобы зритель увидел их сущность воочию, несмотря на разделяющее нас время.

Для меня важна бальзаковская расстановка сил. Герцог и Камюзо - дружная пара, олицетворяющая июльскую монархию: аристократ и капиталист, работающие на общее дело. Этим делом является уничтожение иллюзий у наивных мечтателей - Корали и Люсьена.

Полные надежд, веры в будущее, идеального представления об искусстве, свободе творчества, праве на личную жизнь, они вступают в свет. Таков Люсьен, один из десятков тысяч молодых людей Парижа. Он верит в свои силы, в свой талант, он считает себя способным достичь своей цели, но гибнет, запутавшись в личных интересах банкира Камюзо. Он попадает в расставленные им сети и продает свои убеждения. Вместе с ним гибнет и Корали - цельная натура, женщина, нравственные принципы которой восстали против принципов буржуазного общества.

Выживают победители - хозяева и слуги века: Герцог и Камюзо, подруга Герцога Флорина - олицетворение "морали" и "чести эпохи".

Важно отметить драматургические узлы программы. Такими являются, с моей точки зрения, две картины: встреча Люсьена с Корали (2-я картина) и Флориной (9-я картина), где развивается в одном случае - вдохновение художника на подъеме, в другом - искусственное подталкивание на спад. Кульминация судьбы Люсьена - высшая точка взлета и начало его падения - в маскараде, где на столе рулетки, усыпанном золотом, появляется Флорина, танцующая "Качучу".

Кульминация судьбы Корали - в следующей картине, где драматический танец и игра-молоног в сопоставлении с картиной любовного утра (6-я картина) должны дать ощущение одиночества и обреченности.

За хореографический театр, способный нести большое содержание, как и всякий другой советский театральный жанр, мы ведем и будем вести свою дальнейшую борьбу. Вот почему проблема актерского мастерства в балете должна особенно акцентироваться. Вот почему спектакль "Утраченные иллюзии" должен явиться спектаклем актерского мастерства.

'Бахчисарайский фонтан' Б. Асафьева. Сцена из спектакля. Постановка Р. Захарова
'Бахчисарайский фонтан' Б. Асафьева. Сцена из спектакля. Постановка Р. Захарова

Наш лозунг к этой премьере - воспитать танцовщика.

Хореографическое искусство имеет свои законы, традиции и особенности. Поэтому не нужно понимать борьбу за актерское мастерство как механическое перенесение в балет искусства драматической игры. Мы берем от искусства драматического актера общие принципы, но метод построения образа создаем свой, диктуемый спецификой нашего жанра. Хореография не имеет той техники актерской школы, которая нужна для выполнения требований, предъявляемых к современному балету. Поэтому мы в процессе создания самого спектакля обретаем ее - учимся создавать свой творческий метод.

В балете танец, а не пантомима главное, так же как в опере должно преобладать пение, а не речитатив. Поэтому в "Утраченных иллюзиях" мы стремимся через танец рассказать все события, через танец рассказать человеческую драму 30-х годов прошлого столетия.

'Бахчисарайский фонтан' Б. Асафьева. Постановка Р. Захарова. Белградский театр оперы и балета
'Бахчисарайский фонтан' Б. Асафьева. Постановка Р. Захарова. Белградский театр оперы и балета

Если танец есть выражение эмоции в движении, то все эмоциональные места событий, характеристики образов даются через него. Поэтому принцип третьего акта "Бахчисарайского фонтана" (то есть танец - монолог и диалог) развивается и в "Утраченных иллюзиях". В этом плане для нас данный спектакль не повторение, а продолжение линии "Бахчисарайского фонтана".

Если в "Бахчисарайском фонтане" мы рассказывали поэму Пушкина, если мы стихи перекладывали на танцы и, таким образом, говорили о полулегенде, то в данном случае мы имеем дело с настоящей действительностью, с настоящими, живыми людьми, с реалистическим проявлением их страстей.

Если "Бахчисарайский фонтан" мы определили для себя как хореографическую поэму, то балет "Утраченные иллюзии" мы назовем хореографическим романом.

Если "Бахчисарайский фонтан" был романтической поэмой, то наш спектакль - роман, скорее, реалистический. В этих определениях - "поэма, роман" - разница не только в форме, но и в качестве спектакля.

Для меня лично путь к созданию советского спектакля, живыми и яркими красками рисующего наши дни, проходит через "Утраченные иллюзии".

"Утраченные иллюзии"

Балет в четырех действиях по О. Бальзаку. Музыка Б. Асафьева. Программа В. Дмитриева. Описание спектакля В. Богданова-Березовского.

Действие происходит в вестибюле Большого оперного театра в Париже. Молодой композитор Люсьен, сопровождаемый несколькими друзьями-художниками, вступает в "храм искусства" с творческими надеждами, иллюзиями, мечтами. Здесь должно богато развернуться его дарование. Здесь иллюзии станут явью, мечты - реальностью, творческие надежды - творческими свершениями. Однако ведь в "храме" есть "жрецы". Как примут его? Улыбнется ли ему фортуна?

Звучит размеренный ритм менуэта - вестибюль сменяется "рабочим фойе". Это первая картина первого действия. Происходит урок. Балерины проделывают экзерсисы. Они в тюниках, в трико, в балетных туфлях. Но здесь это не "атрибуты романтики", а "рабочее платье". Кулисы театра открываются чем дальше, тем больше; к концу урока в репетиционное фойе входит группа балетоманов - меценаты, жуиры, репортеры. Они ведут себя хозяевами. Они - "заказчики", дающие искусству средства к существованию, а вместе с тем и определяющие его тон и направление. Музыка, характеризующая этих завсегдатаев кулис, бодро-напевна, полна интонаций жизнерадостности, легкомысленности, самоуверенности. Среди "завсегдатаев" - Камюзо (банкир, финансирующий театр, воле и вкусу которого покоряются директор и труппа) и Герцог - покровитель искусств и жуир. Они представляют как бы две враждебные партии внутри театра: Камюзо "содержит" Корали - талантливую танцовщицу, "звезду" труппы, Герцог покровительствует Флорине - сопернице Корали.

Входит Корали. Ее появлению сопутствует та широкая, напевная тема, которой открылся пролог и которая характеризовала романтические устремления Люсьена. Этим приемом подчеркивается общность Корали и Люсьена: оба они чужды кулисному быту и полны возвышенного и серьезного отношения к искусству. Так еще до встречи двух главных персонажей балета музыкой обрисована родственность их художнических натур.

Начинается репетиция. Приезжий гастролер, знаменитость, исполняет мужскую вариацию, за которой следуют женские вариации и кода. Пантомима изображает сцену Париса и трех богинь.

В это время докладывают о приходе Люсьена. Директор, гости и труппа встречают молодого человека с недоверием и любопытством. Заказчики хотят испытать композитора. Его усаживают за рояль. Люсьен играет.

Здесь уместно сказать несколько слов о партии фортепиано, которой придана большая роль в партитуре балета. Искания Люсьена, его романтические устремления, идущие вразрез с понятиями и вкусами общества, переданы в его фортепианных импровизациях. Таких импровизаций несколько. Вначале они идут "восходящей волной" (в процессе сочинения композитором балета "Сильфида"), затем происходит надлом и линия исканий стремительно падает. Уже неуверенно и почти робко, почти обреченно звучит импровизация музыки ко второму балету, диктуемому вкусами "победивших" художника заказчиков. Таким образом, именно фортепианные куски составляют основу музыкальной партии Люсьена.

Люсьен играет музыку, чуждую этим слушателям. Его произведение - исконно романтическая легенда о страстной погоне юноши за неуловимой мечтой.

Люсьен кончает играть. Реакция слушателей враждебна.

Исход испытания предрешен. Надежды Люсьена рухнули. Но один голос звучит в защиту композитора. Это Корали. Она глубоко взволнована его музыкой, она уловила ее авторский смысл, она полюбила ее романтическую сущность. Она выступает с действенной защитой осужденного. Здесь проходят две музыкальные темы, имеющие решающее значение в дальнейшем развертывании музыкально-драматического действия. Пользуясь своим влиянием на Камюзо и влиянием последнего на директора театра, Корали тут же уговаривает обоих дать "заказ". Композитору поручается написать музыку к балету "Сильфида".

Вторая картина переносит действие в мансарду Люсьена. Люсьен за роялем. Идет горячая творческая работа над сочинением балета. Большое фортепианное соло полно нервных, коротких реплик, зарисовок, возникающих и ускользающих тем. В нем - недосказанность процесса сочинения, поиски мыслей, лихорадочный и трудный процесс создавания.

Во время импровизации Люсьена в комнату незаметно входит Корали. В большом адажио дан диалог "сотворчества". Композитор и танцовщица вместе ищут образы будущего балета и формы их воплощения. Они увлечены. От общности творческих устремлений зарождается чувство взаимного влечения друг к другу, зарождается любовь.

Третья из основных тем балета, дополняющая собой две приведенные выше, возникает как результат совместных творческих исканий Люсьена и Корали.

С отрезвляющей внезапностью и иронией звучит тема Камюзо. Богатому покровителю Корали наскучило дожидаться внизу в карете. Визит его спутницы слишком затянулся. Он поднимается в мансарду Люсьена и уводит Корали с собой. Но Люсьен не огорчен такой "концовкой" свидания. Он слишком увлечен своим творчеством, чтобы заметить грубое вмешательство. Он нашел теперь тему своего балета. Он нашел свою мечту - женский образ, обогащающий его творчество. У него есть Сильфида. И он с упоением отдается оптимистическим мечтам о предстоящем успехе своего произведения.

Третья картина предварена пантомимным антрактом. Вновь звучит тот уличный, парижский шум, шум суеты, сплетен, жажды обогащения и интриги, который звучал в интродукции балета. Здесь он проходит на фоне театральной премьеры. Афиши объявляют представление балета "Сильфида". Публика съезжается в театр. "Полным ходом" работают "околотеатральные" махинации. Герцог, инспирируемый Флор иной, ревностно относящейся к будущему успеху Корали, сторговывается с клакой: надо освистать новое произведение и его автора и исполнителей.

Балет открывается слетом сильфид - созданий романтически настроенного воображения; они словно видимые образы музыки; их танец прерван приближением человека. Это путник-романтик, бегущий от жизни, ищущий счастья. Сильфиды разлетаются, но одну из них юноша ловит. В большом адажио развернута романтическая сцена их любовного объяснения, окрашенного в элегические тона: разлука неизбежна. Сильфида должна исчезнуть, ей недоступна земная любовь, и, как легко ускользающая мечта романтика, она улетает. Юноша предается отчаянию.

Балет заканчивается. Успех его громаден. Все рукоплещут Сильфиде - Корали и молодому автору. Но тем сильнее зависть Флорины и тем решительнее действия Герцога. Герцог заказывает сокрушительную рецензию услужливому журналисту. На улице - при разъезде - происходит баталия между сторонниками и противниками спектакля. Клака неистовствует. Но, увлеченные идеей произведения, находящиеся еще под воздействием романтических чар творчества, Люсьен и Корали не замечают' окружающего их шума. Они находятся как бы в состоянии экстаза, транса.

Экзальтированная молодежь подхватывает Люсьена и Корали, унося их на руках. Камюзо остается один. Он озадачен - ведь Корали должна была пойти с ним. Флорина и Герцог выводят его из этого состояния, они зовут его с собой.

Первая картина второго действия - в комнате Корали. Звучит вторая из трех основных романтических тем произведения - тема первой встречи Люсьена и Корали, вскоре сменяющаяся вальсом. Вбегает радостный Люсьен. Счастье возлюбленных было бы безоблачным, если бы... Ведь все кругом - предметы обстановки, сама комната - все, все принадлежит Камюзо. Ведь Корали не свободна. И реальным напоминанием об этом звучит тема Камюзо. Это его шаги. Он приближается к комнате. Корали прячет Люсьена.

Музыкальная характеристика Камюзо именно здесь развернута с наибольшей полнотой. Она отражена в уверенной, не быстрой, "осанистой" походке собственника, чувствующего незыблемость и силу своей власти - власти денег.

Камюзо доволен успехом Корали. Он готов на все, чтобы угодить ей. Рисуются заманчивые перспективы - новая квартира, экипаж, туалеты. И вдруг он видит чей-то цилиндр, забытый на столе. Напрасно Корали старается обмануть его, выдавая цилиндр за предмет театральной бутафории. Выведенный из себя Камюзо требует объяснений. Корали не хочет лгать. Она выводит Люсьена и заявляет о своей любви к нему. Камюзо остается только уйти. Но он уверен, что еще вернется сюда. Жизнь возьмет свое, будущее снова отдаст в его руки Корали. С таким убеждением он уходит.

Словно гора свалилась с плеч Корали и Люсьена. Они счастливы, они свободны...

Появляются молодые друзья Корали и Люсьена, художники, поэты, музыканты -артистическая богема Парижа. Шумно и весело празднуется успех произведения. Автору и исполнительнице преподносятся дары - портреты, стихи, оды. Люсьен импровизирует. В разгар веселья являются Герцог и Флорина. Люсьен ошеломлен. Флорина держится сухо, сдержанно. Герцог пришел лично пригласить композитора к себе на маскарад. Упоенный этими новыми для него знаками внимания, Люсьен не скрывает своего восторга. Картина заканчивается веселым, богемным вальсом-песней, доводящей праздничную сцену до кульминационного развития.

Вторая картина второго действия - маскарад. Картины общего бала (вальс).

Среди танцующих - группа "заговорщиков": Камюзо, Герцог, Флорина. Последняя в костюме сильфиды и в маске. Замысел заговора прост: завлечь Люсьена, заставить его подчиниться их воле. Нужно, чтобы он написал балет для Флорины. Замысел удается. Люсьен преследует неизвестную сильфиду, пытается сорвать с нее маску, и, когда ему это удается, он целиком поддается обаянию молодой женщины. Вот он у карточного стола. Идет игра. Удача сопутствует ему. Золото опьяняет. Оно сказочно растет. Сила незнакомых еще Люсьену страстей приводит его в состояние почти аффекта. На высшей точке напряжения игры на столе появляется танцовщица. Это Флорина в головокружительном танце. Разгоряченное воображение Люсьена летит навстречу планам Герцога и Камюзо. Свершилось желанное: Париж - у его ног.

Третья картина второго действия - у Корали. Возвратившись из театра, Корали допрашивает свою старую служанку о том, где Люсьен, но не получает утешительного ответа. Она обеспокоена его отсутствием. Друзья Люсьена, пришедшие навестить юную чету, застают Корали одну, в состоянии болезненной тревоги. Напрасно они пытаются утешить и развеселить ее. Тревога Корали оправдывается: Люсьен вскоре приходит, но он не один. С ним Герцог. Люсьен находится в состоянии, близком к невменяемости. Он возбужден до предела - пригоршнями выбрасывает золото, опорожняя свои карманы. Это его выигрыш. Удача, счастье, признание, любовь должны сопутствовать ему в жизни. В своем опьянении он не замечает печали и тревоги подруги. Внезапно появляющаяся Флорина легко и быстро уводит его за собой.

Уход Люсьена переживается Корали как духовная смерть, как утрата лучших иллюзий в жизни. Все ее надежды на счастье были связаны с Люсьеном. Она смотрит в окно, словно не веря виденному, словно снова и снова желая убедиться, что Люсьен от нее ушел, и ушел с Флориной. Оборачиваясь, она видит оставленное им золото. Это вызывает в ней пароксизм горя, отчаяния, оскорбленного самолюбия. Она швыряет монеты в окно, неистовствует. Друзья, невольные свидетели драматической сцены, тщетно пытаются успокоить ее, привести в чувство. Сцена идет на музыке адажио 6/8, построенном как танцевальный монолог.

Служанка выпроваживает гостей, но на смену им появляется Камюзо. Корали гонит его. Доведенная до исступления, она начинает бить и сокрушать окружающие предметы. Камюзо уходит торжествующий, уверенный в том, что он остается хозяином положения.

Картину заключает элегия. В ней выражено отчаяние обессиленной Корали, ее прощание с Люсьеном (сцена с медальоном), прощание со своим прошлым, с лучшими надеждами и стремлениями.

Первая картина третьего действия происходит в комнате Флорины. Люсьен у ее ног. В музыке "идиллия", но не трудно усмотреть в ней нотки разочарования и самоупрека. В самом деле, достигнув желаемого, Люсьен утратил желанное. Он потерял свободу, потерял творческую независимость. Герцог и директор театра заказывают ему балет для Флорины. Он импровизирует, но импровизация сразу отвергается. Флорина, сперва одна, затем вместе с Герцогом, вульгаризирует тему Люсьена. Люсьен вне себя от негодования, пытается уйти, но его останавливает Флорина. Пуская в ход всю свою власть над ним, она заставляет его вернуться. Негодуя и в то же время сдаваясь, Люсьен продолжает импровизацию. Уступая ее настояниям, он делает музыку такой, какой она нужна Флорине. Заказ выполнен. Опьяненный мнимым почетом, Флориной и подогретый честолюбием, он потерял себя.

Камюзо, Герцог, Флорина и директор театра торжествуют.

Предваряемая музыкальным антрактом, выражающим торжество дельцов над ослепленным мечтателем, вторая картина третьего действия вновь переносит нас в театр. Идет премьера балета Люсьена, написанного им уже для Флорины. Сцена представляет ущелье в горах Богемии. Разбойники с пистолетами в руках ожидают проезжающих на большой дороге. Появляется карета, в которой едет балерина (Флорина) со своей служанкой. Разбойники останавливают карету и угрожают путешественникам смертью, но чары балерины "укрощают", их. В то время как они пляшут вокруг балерины, является полиция, вызванная расторопной, служанкой. В балете последовательно проходят адажио, чардаш, массовый танец бандитов.

Успех Флорины велик; в особенности понравилась зрителям воинственная полька, написанная Люсьеном на мотив, заказанный Флориной.

Все рукоплещут ей. Однако для Люсьена не находится слов поздравлений. Его оттесняют. Он одинок. К нему подходит Камюзо и иронически-любезно раскланивается с ним, сует в руки Люсьену деньги.

Отрезвевший Люсьен видит степень своего падения. Друзья, отвернувшиеся от него, насмешливо насвистывают пошлые темы из его нового балета.

Бежать! Бежать! Это все, что осталось Люсьену. Он скрывается.

Набережная Сены в грязном тумане. Сюда прибежал Люсьен. Мысль о самоубийстве владеет им. Но умереть не хватает сил. Образ Корали влечет его к себе. Вернуться к ней, вернуть себя, искупив свое преступление. Люсьен исчезает.

Заключительная сцена у Корали. Камин пуст, вещи все распроданы за долги. Корали складывает свои театральные костюмы в картонку. При виде костюма Сильфиды Корали вспоминает свои утраченные навсегда иллюзии. Со вздохом она опускает тюники в картонку.

Появляется уверенный, старающийся быть ласковым Камюзо. Он делает вид, что все забыл и пришел за ней. Пока Камюзо и служанка собирают вещи Корали, она раздумывает. Смерть или Камюзо, Камюзо или смерть - сейчас равноценно. Украдкой она проглатывает бусинку с ядом. Под звуки похоронного марша Камюзо уводит Корали.

Внезапно строй музыки резко меняется.

Смятенное аллегро, прерывистые удары ритма. Вбегает Люсьен, но комната пуста, Корали нет. Иллюзии не вернутся... В руках у него - забытые крылышки Сильфиды.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dancelib.ru/ "DanceLib.ru: Библиотека по истории танцев"

Рейтинг@Mail.ru